Рассказ о походе нк с эл 4 кс по центральному Кавказу

Автор: фёдор коноваленко, 27.03.2017 01:23
Просмотров: 475

После того, как мы провели сборы для участников ШГТ-2016, нам самим хотелось отдохнуть.
Начало про сборы тут, вторая часть - ниже.

p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; }

Так начинания, вознесшиеся мощно,

Сворачивают в сторону, теряют имя действия —

Какой срам.

Я не вижу причины куда-то стремиться,

Если в итоге ты всегда оказываешься

Где-то не там.

(БГ, «Ткачиха»)

***

Очередной порыв ветра прижимает мокрый и противный тент к внутренней палатке. Постепенно просыхают ну или хотя бы согреваются мокрые вещи. Кто-то дремлет, кто-то надеется выпросить у соседа еще сухарик, благо, горчица к ним безлимитная, кто-то пытается расположить колонку так, чтобы через завывание ветра и хлопанье палатки была еще слышна и музыка. После обеда изредка проглядывает солнце. Предложения собраться и пойти пресекаются в зародыше: против аргумента «лучше хорошо сидеть, чем плохо идти» сложно возразить. А уж вылезти и поставить вторую платку — это выше человеческих сил. Все же ближе к вечеру погода налаживается.

 

Нас должно быть семь человек: Соболева Ольга, Еремина Света, Семерикова Маша, Титов Олег Сергеевич, Саша Семиков (СС), Прянчиков Серега (идет с школьной группой Араза, присоединится к нам позже) и ваш покорный слуга sumkin. Все на «С», короче.

 

На следующее утро погода была еще более отвратительной, чем накануне. Собираем лагерь и под дождем выходим в сторону перевала Койавганауш ложный. Надеемся, что если к моменту выхода на перевал погода улучшится, все же сходим радиально на ВИАтау. Мокрый и мерзкий снежник плавно переходит в мелкую черную осыпь, то ли съезжающую, то ли стекающую вниз при каждом шаге. Так вот ты какой, Койавганауш! Так вот за что тебя любовно называют «ком-говна-на-уши»! Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, и через некоторое количество отвратительных шагов, мы выходим на седловину. Погода, разумеется, лучше не стала. Мокрый и скользкий на вид скальный гребень ВИАтау призывно манит из тумана. Но мы туда не пойдем. Обойдя красивый карниз, начинаем спуск. Спусковая сторона перевала пытается поменять наши представления о перевалах 1А: снежный склон крутизной 40-45 градусов — не лучший вид рельефа для простых перевалов. Но мы же, мать его, опытные! Нас же, мать его, такой ерундой не напугаешь! И тут я сделал, пожалуй, главную ошибку. Уверенный в том, что вся команда адекватно воспринимает окружающую действительность, а также преисполненный желания побыстрее свалить с мерзкого перевала вниз, я не сказал всем в приказном порядке достать ледорубы, и все остались просто как есть: кто с палками, кто с ледорубами.

Снег мягкий, ступени формируются хорошо, но местами встречаются куски плотного фирна. Идем вниз, немного забирая на траверс, туда, где склон поположе. Внезапно Ольга и Света оступаются и скользят вниз. 

Командиру на заметку. Завораживающее зрелище, когда твои участники едут вниз по крутому снежнику и скрываются где-то в тумане. Не надо так.

Сквозь туман видно, что чуть ниже девочки все же задержались. Подойдя ближе понимаем, что задержал их большой камень. Попытки зарубится успеха не имели.

Инструктору горной школы на заметку. Еремина тогда была в полиэтиленовом дождевике, что несомненно влияло на успешность попыток зарубиться. ИМХО, новичков на тренировках надо хотя бы попробовать зарубать в дождевиках. Эффект может быть неожиданным.

Видим, что девочки живы и серьезных повреждений не имеют, что не может не радовать. Соболева, видимо, зацепила камень головой, о чем понятно по рваному капюшону, а вот Свете повезло меньше: с рукой что-то не так. Максимально быстро и осторожно уходим в сторону на осыпные площадки, ставим палатку, осматриваем Еремину, есть подозрение на закрытый перелом левого предплечья. Обезболиваем, шинируем руку, готовим обед. Когда рука зашинирована, Света приведена в порядок, а обед почти приготовлен, тучи рассеиваются и проглядывает солнце. Да уж... Будь с утра я на полчаса более ленивый, штурмовать бы нам сейчас гребень ВИАтау, а не иммобилизацию конечностей на практике отрабатывать. Ну уж что есть то есть. Перепаковываем Светин рюкзак, максимально облегчая его, и начинаем спускаться. Света идет сама с сопровождающим, рюкзак ее по очереди несем. Спускаемся к альпинистским ночевкам, проходим мимо, выходим на тропу. На привалах листаем договор к страховке, но поскольку эвакуируем мы Свету сами, то больше на какие-то плюшки от страховой компании рассчитывать не приходится. Кроме того, срыв на таком склоне — случай не страховой, поскольку попадает либо под п. 5.7.22 «участие в массовых беспорядках», либо под п. 5.8.12 «покушение на самоубийство».

По дороге в голову лезет всякое: может быть, по каким-то законам мироздания и вселенской гармонии или еще какой подобной хрени, мы собираем на себя все то, что не достанется школьным отделениям? Хорошо бы... (Как оказалось, нет). После обеда, около 3 часов спустились к реке Адырсу. Спускаясь с ходячим пострадавшим и всего одним лишним рюкзаком, мы уже устали и офигели. Каково же приходится спасателям, которые по той же самой тропе регулярно вниз упакованные тушки носят!

Приспускаемся по долине чуть ниже, находим место для лагеря. Договариваемся со спасателем об эвакуации Светы. Он соглашается довезти ее до больницы в Тырныаузе. А дальше Свету как-то надо будет проводить до аэропорта Минеральных Вод.

Ребята остаются в лагере, собираем Свету, прощаемся, я еду с ней, «связи нет, но вы держитесь, вернусь завтра до обеда», и спасательский жигуленок уезжает вниз по долине. Через пару километров подъезжаем к месту, где замечательные дожди размыли замечательную дорогу, а замечательные армейские «Уралы» сделали проезд невозможным для всего, кроме «Урала». Где- полчаса при помощи камней и палок восстанавливаем дорожное покрытие. А потом едем дальше вниз. Вот и Баксанская долина, вот Тырныауз, а вот и больничка. В приемном покое освобождаем Свету от кусков палок, пенок и скотча, и ведем на рентген.

Тырныаузская больница — ужасное место. В отличие от многих старых зданий и учреждений она совершенно не производит впечатления «памятника рухнувшей Империи». Тырныаузская больница, да и весь поселок — это какой-то постапокалипсис сегодня.

Наконец, Света выходит, и выясняется, что перелома все-таки нет. Есть сильный ушиб .Свете накладываю гипс на руку, она порывается остаться с нами и присоединиться к Аразу, когда мы их встретим. Я почти соглашаюсь, но вовремя придумываю аргумент против: зачем нужен участник, который даже шнурки завязать себе не сможет. В итоге все же Света едет домой. Спасатель любезно соглашается подвести нас до круга недалеко от Нальчика. На кругу высаживаемся. Дальше нам нужен какой-то транспорт до Минеральных Вод.

Лайфак. Если вам нужно оттуда куда-то уехать, подходите к ГАИшнику, говорите, куда вам надо, и объясняете, что вам ну очень надо. Особенно хорошо работает, если держать при этом в руке загипсованную девочку. А дальше ГАИщник останавливает попутную машину и вас туда подсаживает.

В нашем случае это оказалась большая фура то ли с грузинскими, то ли с азербайджанскими номерами. Прекрасно доехали до Пятигорска, где фура отправилась на ночлег, а мы на такси в Минводы в аэропорт. Билет Света обменяла достаточно быстро, и всего через несколько часов я проводил ее до контроля и помахал ручкой.





 

Раннее утро. Площадь перед аэропортом Минеральных Вод. Звоню в такси. Спрашиваю у диспетчера, отправит ли он машину в Верхний Баксан. Отчетливо слышно, как диспетчер делает большие глаза. И неуверенно спрашивает: «Это же за городом, да? За городом у нас ХХ рублей за километр». Что же, меня это вполне устраивает. Объясняю водителю дорогу. Благо, это несложно: «до Нальчикского круга, а там покажу». После круга водитель чувствует себя уже не так уверенно. Дорога становится хуже, ущелье сужается, затем, снова расширяется и открываются заснеженные вершины. Водитель городского такси окончательно делает большие глаза и интересуется, долго ли еще. Говорю, что точно не знаю, но, вроде, уже близко. «Так ты не местный???»

Прекрасна долина Адыр-Су рано утром! Солнце уже выглянуло из-за хребта, но еще не жарит, дорогу от утренних лучей надежно укрывает зеленый, ароматный, искрящийся капельками росы сосновый туннель. Чуть меньше, чем за 2 часа, дохожу до лагеря. Ребят я видеть очень рад, но почему-то тщательно это скрываю, бросаю: «Чё стоим, собираемся и выходим» и отправляюсь доедать остатки завтрака.

А дальше был обычный жаркий день. Обычная тропа к Райским ночевкам, Пиле Джайлыка и перевалу Шогенцукова. Когда ближе к вечеру поднялись на перевал, то выяснили, что там не протолкнуться от альпинистов. Пришлось окапываться и вставать на снегу у озерца на седловине. За день набрали прилично, больше 1200 м, так что некоторые жалуются на самочувствие. «Утешаю» их тем, что я-то сегодня вообще 3000 метров набрал. Ложимся спать, завтра рано с утра на восхождение на Тютю. А также начинается серьезная логистическая задачка: поймай Пряника (Серега до перевала Шогенцукова идет с группой Араза, а после — с нами). Ну да ладно. Это все будет позже. Выйдем на седловину Куллумкола и в туре оставим ребятам подробные инструкции. По договоренности ребята на следующий день, когда мы идем радиалку на Тютю, должны как раз проходить через Куллумкол.

А пока что ранним морозным ясным утром по смерзшемуся снежнику бодро поднимаемся на перевал Куллумкол. Тщательное обследование седловины показывает, что ребят тут не было. На противоположной стороне на снежнике внизу тоже никого не видно. Что ж... Должно быть, слишком рано. Пишем проникновенную записку с координатами лагеря, рисуем на снегу сердечек и звучных слов из 4-х букв и выходим на гребень массива Тютю.

Гребень до вершины Тютю Западная сравнительно простой: все идется пешком. К тому же толпами альпинистов протоптана конская тропа. Ясно, красиво, но дует сильный боковой ветер. Долго ли, коротко ли, но выходим на вершину Тютю Западной. Дальше гребень становится сложнее, до Тютю Центральной надо преодолеть еще 2 жандарма. СС и Ольга возвращаются в лагерь, а мы с Машей и Олегом продолжаем путь. Сразу после Тютю Западной короткий вертикальный дюльфер на седловинку. Оттуда несложное лазание на жандарм. Учимся использовать правильные слова: когда то скалы, то лед, в кошках неудобно, а без них — еще хуже, то это не какое-то дерьмо, это называется микст. С жандарма открывается вид на Тютю центральную. На вершине уже часа полтора тусит группа альпинистов. Оцениваем дальнейшие перспективы. У нас осталась одна веревка, с жандарма опять надо дюльферять, а на вершинный взлет — провешивать. Решаем, что с учетом снятия дюльферной веревки и последующего ее восстановления, это мероприятие займет слишком много времени, и поворачиваем назад. Без особых приключений спускаемся на перевал Куллумкол и по-прежнему не видим никаких следов группы Араза. Хмммм.... это становится подозрительным. Приходим в лагерь, обедаем, собираемся и перемещаемся на Райские ночевки. Пока выбираем место под палатки, ребятки переделывают выложенную камнями надпись «Иваново» в «Ивано-Франковск».








 

Наутро принципиально ничего не изменилось. Лежим, читаем, спим, едим. Погода хорошая. Периодически посматриваем вверх, но с кучи щебня никто не спускается. Углубляемся в расчеты и приходим к выводу, что ко вчерашнему дню, как договаривались, Араз вряд ли успел бы, и прийти они должны сегодня. Ждем-с. Отправляем на кучу щебня дозорного. Ближе к обеду видим, как дозорный радостно скачет вниз, размахивая руками. Вскоре показываются и ребята. Мы им очень рады. Собираемся большой толпой, устраиваем торжественный обед, забираем Серегу и расходимся: ребята вниз, в Адыр-Су, а мы налево, на ледник Юном.


Начинается легкий дождик. Немного поднявшись по леднику, останавливаемся на ночь. Наш следующий перевал — Голубева — отсюда хорошо виден.



С утра погода хорошая, быстро в связках подходим под перевальный взлет, и поскольку вместо льда там снег, в связках поднимаемся на седловину. Отличные виды, ну и всякое такое. Спускаемся на противоположную сторону. Ниже ледника обедаем в нереально красивом месте: какая-то высокогорная Венеция. Река, текущая с ледника разливается образуя множество протоков, каналов и островков. От места обеда хорошо просматривается ледовое месиво — куда нам завтра надо идти. После обеда идем вдоль реки по левому берегу, временами перелезая размытые конгломератные овраги. Заканчивается спуск у входа в ледяную Вальгаллу под ледником Башиль. Пересекаем ледник и на противоположном берегу ставим лагерь.















 

В поисках воды отправляюсь на ледник и набредаю на местное районное отделение Вальгаллы.


 

Утром подходим по леднику под ледопад. Немного поплутав, начинаем провешивать веревки. Всего вешаем их четыре. Я мог бы долго рассказывать про глубокие ледяные пещеры, куда мы спускались, про остро заточенные ледовые иглы, торчащие в разные стороны, про ненадежные ледяные конструкции, в глубине которых происходят с глухим шумом неясные тектонические процессы, про мифические схватки с ледяными великанами, про прекрасных валькирий, взмывающих ввысь, оставляя после себя лишь тучи ледяной пыли и алмазной крошки... Но буду краток. Прохождение ледопада: 4 веревки, 4 часа «грязного» времени.


















 

Кстати. Когда пришел я в Гор.МКК защищать это безобразие, произошло примерно следующее:

я: Вот, у нас был поход н/к с эл. 4 КС, вот наш определяющий перевал 2Б.

член МКК «А»: Хмммм... а зачем вы по ледопаду шли, там же все ногами обходится по-над правым бортом ледника?

я: ???

член МКК «А»: Аааа, понимаю, типа спортивно так прошли, ну ладно, хорошо.

 

Неделю спустя.

 

я: Вот, у нас был поход н/к с эл. 4 КС, вот наш определяющий перевал 2Б.

член МКК «Б»: Хмммм... никогда не понимал, за что у этого перевала категория 2Б. Там же все ногами.

я: Вообще-то, мы через ледопад шли!

член МКК «Б»: Аааа, тогда ладно.

 

Выбравшись на заснеженное плато, изрезанное глубокими трещинами, наслаждаемся видом ледника, уходящего в дикие белоснежные дали к перевалу Бодорку. Как же до него далеко. Жарко. Воды нет, растительности нет. А нет же, вот, березыньки листочек лежит, прямо Рассеюшкой повеяло, да в груди защемило.

Встречаем спускающуюся с перевала группу из Иваново, одетую и экипированную а-ля Безумный Макс. Сильно растянувшись, страдая и превозмогая, вылезаем на осыпную гряду под перевалом, где и ставим лагерь. Хороший был день. Насыщенный. И облака красивые, и Главный хребет рядом, и все радости жизни.




 

К утру подморозило. В связка по крутому фирну поднимаемся на перевал, любуемся Безенгами и всем тем, что с перевала видно. Пробуем радиально сходить на пик Баумана, но пройдя немного по гребню, видим, что гребень сложнее, чем мы думали, и от этой затеи отказываемся. СС залезает на какой-то камень, кричит, что его ничего не волнует, и пик у него будет здесь. Возвращаемся на перевал.

На спуск нас ждет снежный кулуар. Закапываем камень и начинаем дюльферять. На третьей веревке пересекаем бергшрунд. Ребята спускаются на плоский ледник, я на нижней станции принимаю СС-а, снимающего спусковые веревки, и даже успеваю сбегать вверх, чтобы выковыривать участника из бергшрунда.

Плоский ледник переходит в ледопад, ледопад без труда обходится, правда, с левого борта со скалы немного сыпет, поэтому идем быстро. На бараньих лбах приходится-таки повесить еще одну веревку. А затем пешком спускаемся к прекрасному озеру под ледником Южный Чат. Обедаем, начинается ливень, поэтому никуда сегодня больше не идем. К вечеру, высунувшись из палатки, видим, что окрестные вершины припорошило снегом. «А наутррро выпал снег...» - обязательно хриплым, прокуренным голосом, ну вы поняли.















 

Утром идем вниз в долину Кара-Су. Заканчиваются морены, начинается трава и кусты, а затем и лес. У заброшенной базы Чегем обедаем. У слияния рек Чегем и Башиль ночуем и наутро выходим в Верхний Чегем.








 

Газелька, МинВоды, аэропорт. И совсем скоро ярко-зеленый самолет коснется посадочной полосы, и нас встретит теплый и тихий летний столичный вечер. Но это будет совсем другая история...

Добавлен: 28 Март 2017 12:45 Автор: Starks #73724
Starks аватар
Молодцы!
Добавлен: 31 Март 2017 08:42 Автор: vilgeforts #73764
vilgeforts аватар
"Спусковая сторона перевала пытается поменять наши представления о перевалах 1А: снежный склон крутизной 40-45 градусов — не лучший вид рельефа для простых перевалов."
А там действительно ли 40..45 градусов? Что-то уж не верится... На таком склоне вы бы уж сразу вешали веревки или спускались на 3 такта лицом к склону.
По отношению к экскалатору в метро: склон круче чем экскалатор? А на экскалаторе всего лишь 30 градусов...