Отчет о пупс-походе с элементами экстрима по Карпатам (май 2007)

Автор: Зайцев Андрей, 10.04.2008 04:00
Просмотров: 7151

Карпаты

На прошлый майские праздники мы вместе с женой и дочкой совершили прогулку по Карпатам. Маршрут прошел в районе хребта Горганы.

Поход получился очень насыщенным, ярким и разнообразным. Оказалось что Карпаты - не самый простой район для прогулок с ребенком 1,5 лет. Но зато мы побывали в замечательных местах, преодолели напор стихий и насладились чудесной природой этого удивительного края.

Читайте отчет о наших приключениях. Мы вспоминаем о них с удовольствием. Рекомендуем всем остальным тоже обязательно посетить Карпаты. Там действительно есть на что посмотреть.

28 апреля

Москва. Поезд.

Сборы в поход совпали с ремонтом, переездом и сильным насморком. Поэтому когда мы уселись в поезд на Кыевском вокзале, я все никак не мог проникнуться мыслью, что мы куда-то едем… Да не куда-то, а в Карпаты на майские праздники!

На вокзале в окно вагона успел разглядеть промелькнувшего велосипедиста. Оказалось, что этим же поездом едут две группы наших Великов. Тоже в Карпаты. Завтра надо будет зайти в гости…

Настя  вела себя отлично, день быстро закончился, а поезд все ехал и ехал…

29 апреля

Поезд. Украина.

МеховоеПотянулся поездной быт. Маленький ребенок в одном с тобой купе плацкартного вагона добавляет разнообразия, но в целом особых проблем нету. Главное – вовремя подставлять горшок.

 

В районе обеда прогулялись через весь состав к друзьям велосипедистам. (Мы ехали во 2-м вагоне, а они – в 14-м.) У них там было весело, и постоянно возникала какая-нибудь еда. Помогли им справиться с картошкой и курицей.

На большой станции Сухиничи вышли все вместе погулять на платформу. Там нас поджидал культурный шок. Вся платформа была заполнена пушистыми разноцветными игрушками огромных размеров. Там были крокодилы, лошади, собаки, медведи... Все это двигалось, сверкало яркими красками и шумело.

Погуляли, фотографируя это великолепие. Велосипедисты даже в волейбол успели поиграть. Потом поехали дальше. Мы уже на Украине.

30 апреля

Ивано-Франковск - Перегинське - Осмолода

Киев проехали ночью. Львов был в 11 утра. Погуляли по перрону, любуясь ажурным металлическим вокзалом в стиле инженерных построек начала прошлого века. Погодка не слишком радовала – прохладно и пасмурно.

Игого

В Ивано-Франковск поезд прибыл в 14.15. Мы вылезли из поезда, а велосипедисты поехали дальше – в Черновцы.

Накрапывал дождь, на вокзале царила суета и украинская речь. В кассах автовокзала, расположенного впритык к железнодорожному, я с трудом смог объясниться с теткой-кассиром, которая сказала, что туда, куда мы хотим, прямые автобусы не ходят, а на ближайший подходящий уже нет мест.

Но мы все равно отыскали нужный автобус, и водитель совсем не возражал против того, что мы сядем, а деньги отдадим ему. Лене с Настей кто-то уступил место.

Минут через 5 наш ПАЗик отвалил от вокзала и по узким улочкам стал протискиваться прочь из города. В каком-то переулке водитель притормозил и стал уплотнять народ в автобусе. Мне он посоветовал с моим здоровенным рюкзаком перебраться на заднюю площадку. Для этого он даже открыл заднюю дверь, и я удобно устроился на ступеньках вплотную к двери. Как вскоре выяснилось, сделал я это очень вовремя. На следующей остановке людей стояло примерно столько же, сколько уже ехало в нашем автобусе. Признаться, я думал, что влезет едва половина. Но они влезли все! С шутками и прибаутками водитель разруливал народ, помогая размещать тачки и сумки, пока последняя тетка не впихнулась в дверь. ПАЗик крякнул, и покатил дальше.

Город быстро закончился. Сначала мы мчались по шоссе через поля, потом с шоссе свернули на какую-то второстепенную дорожку. По сторонам потянулись сельские пейзажи. Небольшие уютные деревеньки, огороды, дворы, поля и перелески.

Весна совсем недавно пришла в этот край. Лес по сторонам дороги еще стоял голый, неуютный. За окном врезал сильный дождь, потемнело. Потом туча уползла в сторону. Потом снова полило, и так несколько раз. Дорога, по которой мы ехали, была на редкость пустынной, машин навстречу почти не попадалось. Временами мы карабкались в крутые подъемы, иногда катили среди холмов, иногда вдоль извилистых речек. Остановок почти не было, никто не выходил и не заходил. Автобус шпарил практически экспрессом, и все равно мы ехали почти два часа, пока не оказались в селе Перегинське. Отсюда, по словам попутчиков, мы моги пересесть на попутный транспорт до Осмолоды – маленького поселка лесорубов. До него от перекрестка было около 8 км.

 

Вылезли из ставшего уже почти родным автобуса под неприятный холодный дождик. Местные сказали, что автобус на Осмолоду будет еще очень не скоро. Мы закупились кое-чем в магазинчике, а потом вышли на перекресток и стали голосовать. Вначале безуспешно – редкие машины, сворачивающие с шоссе в сторону Осмолоды, нас игнорировали. Но вскоре на обочине притормозила Волга. Водитель стал рассматривать карту. Мы попросили, сможет ли он нас подбросить. Тот сказал, что до самой Осмолоды не едет, но мы решили проехать хотя бы немного, очень уж надоело торчать на этом перекрестке под дождем.

Залезли в старенькую машину. На заднем сиденье лежал лоток со свежим хлебом. Оказалось, что водитель – молодой плотный мужчина с черными усами и стрижкой под горшок – вез этот хлеб в лагерь скаутов, расположенный где-то в этой долине. Плюс ко всему он оказался еще и греко-католическим священником. Мы разговорились с ним, поведали о своих планах. Мужик оказался знатоком этих мест – водит по окрестным горам своих скаутов. Под разговор и не заметили, как приехали в маленький поселок. Оказалось, что этот в прямом смысле святой человек решил, сделав крюк, довезти нас прямо в Осмолоду. Мало того, он сам сходил вместе с нами в местный КСС и проследил, чтобы мы встали на учет у спасателей! Затем он сел в машину и помахав нам рукой, укатил. Все-таки мир не без добрых людей!

Про Осмолодскую КСС нужно рассказать особо. Она размещалась на втором этаже мрачного деревянного дома, начинающего понемногу разваливаться  изнутри. Такое впечатление, что все комнаты этого здания были заброшены, кроме  каморки КСС. Там сидели молодой парень и маленький помятый мужичок с глазами алкоголика.

Парень записал мои паспортные данные и фамилию в амбарную книгу. Спросил, куда мы собираемся выходить и какого числа. Поле этого дал номер своего мобильника, чтобы мы могли сообщить ему о завершении маршрута. Второй мужичок терся рядом и явно что-то от нас хотел, по всей видимости – денег на пузырь, но прямо попросить постеснялся.

Молодой спасатель оказался за весь сегодняшний день вторым человеком после нашего чудо-водителя, который нормально мог говорить по-русски. Лена спросила, нельзя ли тут где-нибудь раздобыть резиновую обувь для Насти, так как мы сдуру не захватили для нее сапоги. Парень позвал нас к себе домой, пообещав спросить у жены.

Через дорогу рядом с лесопилкой находилось его хозяйство. Немного пообщались с этим приятным парнем и его женой. Сапог не нашлось, зато они показали нам, куда нужно идти, чтобы попасть на дорогу. Предлагали заночевать, а утром на машине забросить нас по дороге наверх вместе с группой чехов. Но мы хотели поскорее вырваться из цивилизации, попрощались и потопали пешком по направлению к мосту через шумную речку. Дождь давно уже закончился, и погодка перестала угнетать.

Разрушенный

Обозначенный на карте мост узкоколейки оказался разрушен – смыло целый пролет. Но в 100 метрах выше по течению был автомобильный мост, по которому мы перешли бурную Молоду – левый приток Лимницы. Вдоль дороги попадались новенькие таблички-указатели с названиями маршрутов и километражем. Надписи на двух языках – украинском и английском.

Не спеша потопали по широкой и грязной от лесовозов грейдерной дороге. Параллельно ей справа тянулись ржавые рельсы заброшенной узкоколейки, а слева шумела река Лимница. Вскоре мы увидали подвесной мост на другую сторону. По нему начинается маршрут на хребет Матахов и гору Игровец. Но мы идем дальше по дороге. Навстречу попадается какая-то публика с рюкзаками и без. По всему видно – россиян среди них нет.

Через километр дорога переходит по бетонному мосту на правый берег. Слева потянулись склоны с вырубленным начисто лесом. Но между дорогой и рекой есть уютный кусочек елового леса. Вечереет, и мы поскорее сворачиваем туда. Находим отличное место для стоянки прямо на берегу реки. Кругом ковер зеленого мха, ровный гул реки. С дровами проблем нет.

1 мая

Р. Лимница - р. Быстрик - конец УЖД.

Ночью ливанул сильный дождь с грозой. Мы уже приготовились к худшему, но наутро ненастье унесло, выглянуло солнце, и жизнь стала прекрасна.

Подвесной

Не спеша собравшись, вышли обратно на дорогу. Она повела нас по долине, почти незаметно набирая высоту. По сторонам то тянулись обширные вырубки, то стоял плотный еловый лес. Через пару километров мы пришли к лесничеству. На большой поляне в стороне от дороги стояло несколько больших домов. Мы никого не встретили, немного передохнули и отправились дальше. Встречаться с местными лесниками мне, честно сказать, не хотелось.

Еще через переход увидели на дороге указатель. Тропа вела к могиле какого-то известного местного партизана. Я налегке немного пробежался по ней вверх, но партизанские стоянки что-то не показывались, а лес становился все глуше, поэтому я повернул назад.

Фетиш

По дороге навстречу потянулись груженые лесовозы. (А ночью они порожняком громыхали мимо нас вверх по дороге.)

Еще через километр слева подошел мощный приток – речка Быстрик. Через нее был очередной мост, а рядом с мостом через реку была перекинута толстенная труба газопровода.

Маршрут, маркированный красными стрелками, прямо за мостом сворачивал налево. Тропа  вела вверх через лес на хребет Горганы. Но нам нужно не на Горганы, а к горе Сивуля. Значит сворачивать с дороги нужно перед мостом. На новой карте нарисован плановый маршрут, но никаких маркеров я там не заметил…

Срубило

Оставив Лену с Настей греться на солнышке, я побежал на разведку. Ориентиром должна была служить боковая ветка узкоколейки, идущая вдоль Быстрика. Но с дороги никаких признаков УЖД я не заметил. Чтобы разобраться, я заложил небольшой крюк через лес, чтобы подсечь насыпь. И тут вдруг внезапно в полной мере прочувствовал, что Карпаты – это будет совсем непросто. Пришлось пробираться по заболоченному лесу, перелезать завалы, а в конце-концов я попал в такой страшный бурелом, что пришлось обходить его по краю, вместо того, чтобы пройти метров 50 напрямик до дороги. Поваленный ветром или снегом еловый лес был буквально завязан узлом…

 

Узкоколейку я все-таки нашел и точно сориентировался. Идти по ней было невозможно – насыпь так плотно заросла молодыми елочками в рост человека, что было трудно даже просто вставиться между ними. А по сторонам тянулся бурелом и густой кустарник. Но к счастью вдоль самой реки шла хорошая лесовозная дорога. Она выходила на главную дорогу прямо у самого моста.

Вернувшись к Лене, я обнаружил, что она общается с двумя какими-то ребятами. Оказалось, что это двое туристов-чехов, и нужно им, так же, как и нам, на Сивулю. Но, сбитые с толку маркерами, они уже почти собрались бодро топать дальше – на Горганы. Я вправил им мозги, показал карту и сориентировал.

 

МаркерВслед за чехами мы перешли обратно через мост и свернули на разведанную мной дорожку. Вначале она вела через те самые буреломы. На наше счастье лесорубы ее уже прочистили, буквально пропилив коридор в хаотично наваленных стволах.

Вскоре дорога привела на обширные вырубки, а слева подошла насыпь УЖД. В самой середине этого унылого пейзажа стояла большая хибара – барак лесорубов. Рядом с ней тусовались какие-то мужики. Поравнявшись с ними, я спросил, как нам попасть на Сивулю. Те, сочувственно на нас глядя, сказали, что можно идти вверх, но там сейчас сплошные заломы, а можно идти нижней дорогой, вдоль реки.

БуреломыМы перешли за сараем небольшой ручей по оставшемуся от узкоколейки деревянному мосту. У леса на развилке дорог присели передохнуть и подумать. Верхняя дорога, раздолбанная лесовозами, круто поднималась влево, исчезая в лесу. Прямо, через вырубки тоже шла грунтовка. Времени уже было немало, и я решил, что вылезать сейчас на верха – не самая умная затея, так как до темноты мы можем на найти подходящего для стоянки места и словить экстрима где-нибудь на крутом хребте без воды и леса. Да и слова мужиков о заломах сильно настораживали.

Поэтому решили идти дальше вдоль речки Быстрик по старой узкоколейке, показанной на карте. Тем более что там тоже проходил один из вариантов планового маршрута.

 

От развилки по краю вырубки старая грунтовка вскоре вывела нас на мощную лесовозную дорогу, которая шла вдоль остатков узкоколейки. Рельсы кое-где еще не были сняты, но местами дорога шла прямо по насыпи. Так, что колеи находились справа и слева от рельсов. Некоторые участки были разобраны полностью – рельсы сняты, а шпалы срыты бульдозером и свалены по сторонам дороги. Очень жаль, что такие симпатичные инженерные памятники прошлого, как узкоколейные дороги, сейчас повсеместно заброшены и варварски уничтожаются. А ведь как бы было приятно прокатиться по такой вот дорожке через дремучие леса в маленькой стучащей вагонетке… Но вряд ли эта дорога будет спасена хотя бы для туристов. Через несколько лет остатки ее, скорее всего, окончательно разберут или разворуют.

ОстаткиМы вошли в лес и прошагали мимо отряда лесорубов, которые сидели и обедали рядом со своим могучим грузовиком. Через полкилометра мы сами решили пообедать, устроившись прямо рядом с дорогой на берегу маленького родника. Кругом лежали зеленые замшелые камни, и лес был, как из книжки для детей – дремучий и загадочный. Выглядывающее время от времени солнышко пригревало, но ветер дул прохладный.

Пообедав, отправились дальше по дороге. Насыпь и ржавые рельсы постоянно видны были в стороне. Время от времени нам попадались притоки Быстрика, некоторые довольно полноводные. Мы переходили их по остаткам деревянных мостов, так как дорога беззастенчиво шла вброд. Склон слева становился все круче и подходил все ближе к дороге. Попадались даже скальные стенки.

 

Судя по карте, мы приближались к концу узкоколейки. Долина сузилась, река шумела совсем близко. Лесовозка снова вышла на старую насыпь, полностью уничтожив железную дорогу. За пару километров от тупика нам пришлось перебродить ручей, текущий со склона горы Лопушна. Моста не сохранилось, поэтому мне пришлось возиться с большими камнями, пока не удалось построить переправу. После этого я усадил Лену передохнуть, а сам сбегал на разведку. В том месте, где на карте показан барак, справа от дороги обнаружилась прекрасная полонина – высокогорное пастбище. С этого места открывался вид на верховья долины и противоположный склон. Все освещал оранжевый вечерний свет, вокруг не было ни души. Мы словно попали в сказку.

ЦветочекНалюбовавшись пейзажем, снова вернулись на дорогу. В принципе, на полонине можно было заночевать – рядом с ручьем в лесу есть ровные площадки. Но мы решили пройти немного дальше, чтобы не терять времени. Вскоре последние признаки железнодорожной насыпи исчезли – дальше шла обыкновенная лесовозная колея.

Стало чувствоваться, что мы набрали высоту – листвы на деревьях уже не было совсем, трава только начинала пробиваться, а по сторонам дороги стали все чаще попадаться нерастаявшие до сих пор грязно-серые кучи снега.

Еще через километр слева подошел очередной приток, и дорога привела на большую заболоченную поляну, на которой густо росли крупные желтые цветы. Я сбегал налегке дальше на разведку и метров через 300 достиг конца дороги – стойбища лесорубов, которые, видимо, работали здесь зимой. Они устроили настоящую экологическую катастрофу – небольшая поляна была завалена обломками досок, железками и мусором. Рядом находились остатки бытовок. Толстый слой щепок щедро пропитан мазутом и соляркой. Настоящая помойка!

Автомобильная дорога здесь заканчивалась, дальше в лес, продираясь между стволами, уходила извилистая тракторная колея – по ней, видимо, вытаскивали лес с вырубки.

Я вернулся к Лене, и мы в последних лучах солнца стали ставить лагерь. Место оказалось довольно симпатичное – ветра нет, рядом речка и маленький родничок, красивая поляна…

2 мая

 

Хр. Сивуля - полонина Рущина

ПрисыпалоНочью налетела непогода, и под утро выпал снег. Но с рассветом тучи унесло, и мы стали собираться в путь.

От верхнего края поляны вверх серпантином поднималась старая грунтовая дорога. Но было видно, что совсем недавно кто-то проезжал по ней на тракторе и даже пропилил некоторые завалы. Я порадовался, что, возможно, это лесники плановый маршрут прочищали.

Дорога круто набирала высоту, шла прямо в лоб по склону через густой еловый лес. Слева в глубокой щели шумел ручей. Местами дорога была сильно размыта талой водой, все чаще попадались снежники. В конце-концов, колея окончательно пропала под снежным настовым панцирем. О том, что мы поднимаемся по дороге, можно было судить только по проходу между деревьями. Крутизна постоянно возрастала, приходилось даже делать траверсы и рубить ступеньки, чтобы уверенно чувствовать себя на плотном снегу.

Лес по сторонам был уже не такой густой, как в начале подъема. Большие зеленые елки стояли отдельно или небольшими группами, между ними оставались широкие проходы.

Через переход от начала подъема достигли выполаживания. Сели передохнуть на крохотной ровной полянке, оттаявшей под лучами весеннего солнышка. Но дальше нас снова ждал сплошной снег и еще более крутой подъем! Дорога, а вернее, просека, упрямо карабкалась прямо по линии падения воды на склон хребта Сивуля. Местами становилось непонятно, как здесь вообще что-то могло проехать.

Наконец, нервы у тракториста дрогнули, и дорога сменила направление и пошла вправо траверсом. Не успел я как следует обрадоваться, как старая тракторная колея оборвалась. Дальше дороги не было, только слабая тропа.

Хребет

Я оставил Лену и надолго ушел в дальнюю разведку. Вначале пробирался по тропе через старую вырубку на крутом склоне, потом снова начался лес, в котором тропа вскоре потерялась под снегом. Я шел наугад, набирая высоту и находя проходы между невысокими разлапистыми елками. В конце-концов, я достиг границы зоны леса. Дальше вверх шли заросли соснового стланика, а еще выше видны были зеленые каменные россыпи и вершины хребта.

На наше счастье, я очень удачно подсек отличную тропу, которая вела траверсом склона немного выше границы леса. С этим радостным известием я и вернулся к Лене. Следующий переход мы преодолевали то, что я уже прошел накануне. На тропе уселись передохнуть и полюбоваться красотами. А посмотреть было на что! Отсюда открывался прекрасный вид на другую сторону долины – увешанный снежными карнизами хребет Горганы. А прямо над нами, чуть впереди отлично видна была вершина горы Большая Сивуля – высшая точка района.

Я попробовал походить по зеленым от лишайника курумникам, и понял, что без тропы тут передвигаться, мягко говоря, не следует…. Но тропа нам досталась просто прекрасная!  Широкая и удобная, она абсолютно горизонтальным траверсом проходила через каменные россыпи, стланики и травянистые склоны. Местами по ней вполне можно было бы проехать на велосипеде.

Тропа

Но скоро халява закончилась. Обогнув травянистый отрог, тропа вошла в глубокий, забитый снегом кулуар. Дальше тянулись заросли стланика и лес, в котором можно было проследить белую нитку тропы.

Кулуар преодолели с опаской. Мне пришлось выбивать в плотном фирне ступени поглубже, чтобы смогла пройти Лена с Настей за плечами. Кое-где я просто проводил ее за руку. Потом начались еще более экстремальные приключения. Летом, скорее всего, по этой тропе шагать легко и приятно. Но сейчас склон полностью находился под снегом, и тропа имела тот же наклон, что и остальной снежник. Поэтому приходилось постоянно выбивать ступени, время от времени перелезая вдобавок через поваленные стволы. Завалы были совсем свежие. Некоторые из них перелезть было невозможно. Приходилось обходить снизу или сверху. А на крутом снежном склоне с плотным настом это было страшновато. Хорошо еще, что стояла отличная погода. Ярко светило солнце, ветра почти не было. Если бы в этой жопе нас еще накрыла какая-нибудь гроза со снегом, мы бы оказались в действительно печальном положении.

Гора

Продвигались вперед медленно. Вначале я бежал налегке на разведку, надеясь, что вот сейчас-то уж точно наши мучения закончатся, и тропа снова станет тропой, а не полосой препятствий. Но ситуация все не улучшалась. По своим следам, углубляя ступени на самых неприятных участках,  я возвращался к Лене, и мы аккуратно пролезали пройденный путь вместе. После чего я усаживал Лену и пупса на узкой полочке тропы и снова бежал вперед на расстояние перехода. И так – много раз.

Лес становился все гуще и солиднее. Стало трудно отслеживать тропу, местами я шел буквально наугад, придерживаясь прежнего направления. Но без тропы было бы еще труднее, поэтому я все же старался ее снова находить.

Через пару часов сражения с лесными дебрями, крутым склонами и скользким настом, мы, наконец, увидали возле маленького ручья следы людей – видимо, кто-то ходил за водой.  До этого никаких следов нам не попадалось. Скорее всего, по нашей тропе в этом году еще никто до нас не проходил.

Следы вывели нас на край большой поляны, прямо к руинам старой польской крепости. Впрочем, от крепости осталась только груда камней, так что Лена вообще не обратила на нее внимания.

Полонина

Поляна зовется полониной Рущина – в этом месте сходится несколько плановых маршрутов по окрестным хребтам. По левую руку возвышалась безлесная зеленая плешь горы Малая Сивуля, склон которой мы только что траверсировали. Смотрелась вершина очень внушительно.  Оттуда спускалась тропа, отмеченная красными маркерами. Направо уходил маршрут на хребет Горганы. А поляна, укрытая коричневым ковром прошлогодней травы,  плавно спускалась вниз к истоку ручья Быстрица-Солотвинска. Мы не торопились уходить, решив немного посидеть на этом замечательном месте. После ужасов заснеженной лесной тропы и завалов оно выглядело настоящим раем! Вдобавок ко всему, прямо рядом с тропой мы заметили целые поляны фиолетовых крокусов. Удивительные цветы. Снег еще не везде сошел, а упругие зеленые стрелы уже неудержимо лезут сквозь остатки наста и прошлогоднюю траву, открывая солнцу чудесные темно-фиолетовые бутоны с желтой сердцевиной… Цветочки очень понравились Насте, она ползала среди них и норовила сорвать.

Вдруг по тропе с Сивули спустились двое. Мы с удивлением узнали в них тех самых чехов, которым я показывал дорогу. Они прошли по верхам, даже не подозревая, чего нам пришлось натерпеться на средней тропе.

Крокусы

Чехи тоже сели передохнуть. Мы немного поболтали с ними на ломаном английском, которым владели одинаково плохо, поэтому друг дружку отлично понимали.

Пока что светило яркое солнце, но зловещие грозовые тучи подползали все ближе. Дул сильный холодный ветер, и дольше сидеть было уже неуютно. Поэтому мы решили пойти искать место для ночевки, так как на сегодня подвигов совершили уже предостаточно.

Немного спустившись по поляне вниз, я присмотрел на границе леса маленькую площадочку за стенкой из елок. Прямо на поляне стоять не хотелось – очень уж дуло, да и народ постоянно шастал мимо. По тропе то и дело проходили какие-то группы. В основном, народ спускался с Сивули. Что и говорить, очень популярное местечко.

Мы быстро поставили палатку, опасаясь, как бы нас не накрыло непогодой. Потом я отправился на поиски дров.

Чтобы найти хоть что-то подходящее, мне едва не пришлось совершить восхождение на Сивулю. В радиусе нескольких сот метров вокруг поляны дров найти было невозможно. Я поднимался все выше и выше, пока не отыскал несколько небольших сухих веток и даже маленькую сушину, запрятанную в ельнике. Пришлось несколько раз сходить туда обратно, чтобы перетащить все это в лагерь. В общем, чтобы стоять на полонине, нужно или пользоваться горелкой, или готовиться к дальним походам за дровами. Да и народу тут тусуются толпы. Летом вообще, наверное, аншлаг!

Сходив за водичкой к ручью, который протекал на дальнем краю поляны, мы приготовили ужин, допили винцо, которое я тащил с первого дня и после небольшой прогулки по ровной травке, отправились спать.

3 мая

Полонина Рущина - ур. Пекло - г. Негрова - г. Окоп - р. Салатрук

Ночью светила необыкновенная луна, а под утро стоял уверенный морозец. Когда вылезли из палатки, все вокруг хрустело от инея. Крокусы дрожали на ветру и жадно ловили первые лучи солнца.

На остатках дров я приготовил завтрак, мы неторопливо собрались, наблюдая, как мимо по тропе в разные стороны шагают многочисленные группы туристов, а потом  и сами отправились в путь.

Перепрыгнув через ручей, по широкой тропе через снежник прошли на подъем к месту, которое называется Урочище Пекло. Тропа привела на край обрыва, с которого открывался потрясающий вид на расстилающиеся на юге хребты. Их белые шапки напоминали настоящие кавказские Горы!

Туристы

В этом месте тропа раздваивалась. Не слишком внимательно посмотрев в карту, я свернул налево. Хорошая тропа траверсом вела по пологому склону, затем превратилась в старую дорогу и вошла  в лес. Но вскоре снова потянулись открытые живописные полонины. Кое-где встречались родники, оборудованные большими деревянными корытами для скота. Водяные брызги намерзли на траве забавными ледяными столбиками. Нам встречались удобные места для ночевок. Пожалуй, лучше уж стоять где-нибудь здесь, чем на попсовой полонине Рущина…

Мы прошли по дороге довольно далеко, пока я не сообразил, что идем мы совсем не туда, куда я планировал. Мы хотели пройти по хребту Таупеширка, но ошибочно свернули у обрыва Пекло не вправо, а влево. В результате мы сейчас топали по противоположной стороне долины. Но возвращаться уже не хотелось, тем более что дорога была отличной, по ней вели свежие следы, и вывести она в итоге должна была в тот же поселок. Поэтому мы, немного передохнув, зашагали дальше.

Дорога вела траверсом склонов горы Негрова. Открытые поляны вскоре закончились, и мы стали углубляться в лес. Тут опять, как назло, начались завалы и сплошной снег, напоминая о вчерашних приключениях. Но это все-таки была не тропа, а дорога, склоны были не такие крутые, а многочисленные следы помогали выбирать путь и облезать буреломы.

Через переход дорога вывела на большую старую вырубку. Справа, глубоко внизу показалось небольшое озеро. Все склоны вокруг него были заняты вырубками, поросшими молодым ельником. Пройти напрямик без тропы через такой ландшафт было бы очень непросто. Я уже в который раз поймал себя на мысли, что если уж где и устраивать мультигонки, так это тут. В этих дебрях реально есть где порубиться, а места очень красивые! Я и не подозревал, что как раз в это время буквально по соседству проходит приключенческая гонка Горганы-race. Такое вот совпадение!

После вырубки дорога снова нырнула в лес, и вскоре нас ждала развилка. Тропа налево вела дальше верхами в деревню Максимец. А нам пришла пора сворачивать направо, вниз в долину реки Салатрук.

Тропа вывела на большую поляну, и перед нами открылся типичный карпатский пейзаж. Среди крутых, покрытых лесом горок виднелась покатая полонина. На ней у самой кромки леса стояла небольшая избушка – колиба. Мы сели немного передохнуть и полюбоваться этой пасторалью. Тем временем по тропе навстречу прошагала парочка буржуйских туристов. Спрашивать у них дорогу в столь очевидной ситуации было как-то несолидно, поэтому на контакт не пошли.

Карпаты

Я решил, что от избушки наверняка должна идти дальше автомобильная дорога. Мы прошли к загону для скота, спустились круто под гору в самый дальний нижний угол поляны. Но там обнаружился только родник и водопой, а тропа, явно протоптанная коровами, уводила в глухой еловый лес и становилась все хуже. Следов человека на ней не было. Но откуда же тогда появились те встречные туристы?

Призадумавшись, мы решили вернуться обратно на поляну и поискать правильный маршрут. Для этого пришлось вскарабкаться обратно на крутой склон пастбища. Наверху нашли грунтовку, которая шла по верху, огибая траверсом верхушку горы. Карта утверждала, что гора эта называется Окоп. И действительно, через полонину шла линия старых, но хорошо заметных окопов.

Обогнув слева покрытую лесом макушку, дорога вывела на небольшую полянку. Мы оказались в седловинке между двух бугров. Судя по карте, дорога должна была вести прямо через верхушку следующего бугра. Но никаких подходящих следов не нашлось. Кроме того, на снежнике, лежащем вдоль границы плотного елового леса, не видно было следов человека. А ведь до этого мы шли по торной тропе. Странно.

Пошарив немного, я увидел, что старая дорога входит в лес в левом углу поляны. Отлично, идем туда. Вроде бы все похоже, только вот отсутствие следов на снежниках как-то настораживает…

Оказалось – неспроста. Дорога через 100 метров круто стала спускаться вниз, а вскоре совершенно растворилась в лесу. Такое впечатление, что когда-то давно сюда загнали трактор, а потом вытащили обратно.

Но я все еще не терял надежды обнаружить плановую тропу, обозначенную на карте. Поэтому, оставив Лену прямо на склоне у конца дороги, налегке побежал траверсом направо, ожидая подсечь спусковую тропу. Лезть вниз без дороги нечего было даже и думать – лес такой, что продираться придется о-го-го!

Я сделал большую петлю вокруг макушки горы. Причем был просто шокирован количеством старых окопов, которыми была изрыта эта вершинка. На склонах буквально не было живого места – всю поверхность занимали концентрические линии укрепления. Вот уж действительно, Окоп!

Но тропы я так и не отыскал. Бегал долго, Лена уже успела замерзнуть и загрустить. Решаем вернуться обратно на полонину, и подумать, откуда же все-таки могли вылезти проклятые буржуины.

Дотопали по дороге на первую поляну к изгороди. И тут обнаружили искомое – круто вниз направо спускалась пыльная тропа, выводящая на здоровенную вырубку, раскинувшуюся под горой.

По тропе слезли вниз, там началась старая лесовозная дорога, которая резко сбрасывая высоту, повела нас по направлению к долине речки Салатручиль, впадающей в Салатрук. Навстречу никого не попадается, но идем мы верно – тропа хорошо заметна.

Через полчаса спуска по крутым размытым колеям выходим к точке, где сливаются три притока. Здесь обедаем, устроившись в ельнике прямо рядом с дорогой.

После привала двигаем дальше вниз по дороге. Она полого идет параллельно реке, правым берегом. Вскоре мы выходим к аккуратной калибе. Возле нее никого не видно. Здесь приходится перейти через речку на левый берег – дальше дорога идет там.

На карте здесь обозначена тупиковая узкоколейка. Она уже, разумеется, разобрана, но признаки ее ощущаются – дорога стала ровнее, на спуск ведет плавно, река справа ушла в глубокое ущелье далеко внизу. По сторонам начались вырубки. Причем лесовозные колеи забираются в такие щели, что диву даешься!

Долина

Наша дорога становится грязнее, в большие лужи накидан свежий лапник. Вскоре впереди показалась широкая долина реки Салатрук.

Дорога плавно стала заворачивать влево, огибая последний холм и выходя на борт большой долины. Внизу показались лачуги лесорубов, пара тракторов и дорога. Она по бетонному мосту переходила на противоположный берег большой реки. Нам по ней топать вниз, в другую сторону.

Рядом с мостом с противоположного склона сбегает красивый водопадик. И вообще, долина очень мирная и симпатичная, если не замечать убогих брошенных вагончиков. Чуть ниже – огороженное пастбище и деревянная жилая избушка, крытая дранкой.

Немного передохнули здесь, любуясь водопадом, затем зашагали дальше.

Дорога широкая, пыльная, укатана грузовиками, вывозящими лес с верхних вырубок. На наше счастье движения пока нет. Проложена дорога по полотну бывшей узкоколейки, поэтому на спуск идет плавно, все время в стороне от реки. Встречающиеся глубокие овраги обходит траверсом, закладывая дальние петли вбок.

Нам хотелось заночевать поближе к Быстрице. Я наметил по карте предпоследний приток перед деревней. Справа от дороги стали попадаться какие-то постройки, избы, изгороди покосов. Стоять на берегу реки, не залезая на чей-нибудь участок, здесь не получится. Хотя людей нигде не видно, сельхозработы еще не начались.

Начало смеркаться. Вверх по выбранному притоку тянулась длинная вырубка. Я сбегал через нее до леса, там с большим трудом отыскал более-менее ровное место под палатку, и мы едва успели до темноты туда забраться. Выше по ручью начинались стандартные карпатские дебри – глухой еловый лес с буреломами и крутые неуютные склоны, уходящие куда-то в поднебесье.

Трудный был денек, ночуем.

4 мая

Дер. Быстрица - р. Рафайловець

Утром по дороге вверх грохотали порожние лесовозы. Но пока мы завтракали, все они проехали. Снова вылезли на дорогу и бодрым шагом под горочку быстро пришли в село Быстрица.

Потеплело

Оказавшись на главной улице, зашли в магазин, пообщались с местной продавщицей и узнали насчет автобусов. Оказалось, что напрямую до Франковска отсюда уехать не получится. Но довольно часто (раз в час) ходят автобусы до города Надвирна, откуда уже есть нужные маршрутки.

Закупились овощами на салатик и прочими вкусняшками, захватили бутылочку винца к ужину и снова пыльной улицей двинули по направлению к горам. В оставшиеся пару дней мы решили сделать колечко и пройтись по хребту Таупеширка, а затем вернуться обратно в Быстрицу и уехать в Ивано-Франковск.

Не успели мы пройти и ста метров, как увидели приближающиеся знакомые фигуры. Точно, это же те самые знакомые чехи! Топают нам навстречу, видимо, только что спустились с горы. Помахали им, перекинулись парой слов по-английски и в очередной раз с ними распрощались.

Чтобы попасть на нужную нам дорогу, нам пришлось протопать до дальнего юго-западного края деревни по улице, которая идет берегом реки Быстрица-Надвирнянська. За последними домами дорога перешла по мосту приток – речку Рафайловець.  Сразу за мостом вправо свернула хорошая грунтовка, которая повела правым берегом вдоль речки. На деревьях вдоль дороги время от времени можно было заметить бело-желтые маркеры. На другом берегу реки виднелись симпатичные избушки и дворы, попадалось много изгородей вокруг покосов и небольших пастбищ. Погодка стояла тихая и солнечная, поэтому окрестный пейзаж умиротворял и радовал глаз. Скоро Настя крепко заснула, а мы пошагали по дороге вверх по течению.

Вдоль

Возле последних деревенских строений дорога по мосту перешла на левый берег, но затем почти сразу вернулась обратно на правый. Деревня кончилась, мы пошли через красивый лес, но вскоре идиллия была нарушена – то справа, то слева на склонах стали попадаться большие вырубки. Долина сузилась, дорога шла возле самой реки, часто попадались грязные непросохшие участки с глубокими лужами и колеями от лесовозов.

Миновав очередную вырубку, присели передохнуть у дороги на груде пахучих свежеспиленных стволов. Потом прошли еще переход. Дорога начала понемногу набирать высоту.

Отмахав от деревни почти десяток километров, решили устроить обед. После мостика через ручей Панирский свернули с дороги влево, отошли метров на 50 и расположились в лесочке прямо на берегу ручья. Теплое солнышко приятно грело, обед мигом сварился, и мы отлично привалились. Но на сегодня планировалось пройтись повыше, поэтому вскоре пришлось прервать релакс и начать собираться.

Когда все было упаковано, и мы уже почти вышли, вдруг проснулась Настя и почему-то сильно расстроилась. Она врубила страшный рев, и Лене все никак не удавалось ее успокоить. Как нарочно, мимо по дороге сверху проходила группа каких-то буржуев-туристов. Услыхав в стороне от дороги вопли грудного ребенка, они всполошились и чуть было не ринулись на помощь. Вместо этого мы сами вылезли на дорогу и поскорее прошли мимо них с орущим пупсом за плечами. Настя еще долго не могла успокоиться, но все-таки, в конце концов, ее укачало, и стали забавлять цветочки и прочие виды по сторонам.

Мы шли все дальше по дороге. Миновали еще несколько вырубок. Долина становилась все более узкой и угрюмой. Проблем с мостами и бродами не возникало – с берега на берег дорога почти не переходила. А вот грязные места встречались частенько. Высота набиралась плавно и почти незаметно, без крутых подъемов.

Прошагав километров шесть, мы дошли до заметной развилки дорог. Тут была вотчина лесорубов – на большой поляне валялись какие-то бочки из-под солярки, доски, все вокруг было вспахано тракторами. Но техники и людей видно не было.

Перевал

На поляне стекались два ручья, и отсюда дальше расходилось несколько дорог. Основная дорога, перейдя вброд левый (по ходу) ручей, уходила резко влево, начиная широким серпантином подъем к перевалу Легионов. Дорога другим берегом левого ручья резко лезла в лоб по склону и вела на вырубки. А вдоль правого ручья полого вела еще одна дорожка, совпадающая по направлению с той, по которой мы только что пришли.

Сориентировавшись, мы стали подниматься по дороге, ведущей к перевалу. Прошли километра полтора, постоянно набирая высоту. Времени было уже много, пора подумать о ночлеге. Но стало ясно, что чем дальше и выше мы заберемся, тем меньше шансов у нас найти воду и ровное место. Ручьи остались далеко внизу, нас окружал сухой лиственный лес на крутых неуютных склонах. Планов ночевать сегодня прямо на перевале у нас не было, да и воды мы бы там не нашли. Поэтому, подумав, я решил вернуться обратно к развилке дорог и поискать место где-нибудь там, поближе к дороге.

Настя уже стала уставать, пытается хныкать, но пока удается отвлекать ее сказками и песенками на ходу. Мы быстро сбежали вниз под горку на знакомую поляну. Единственное ровное место тут было прямо у самой дороги. Но стоять рядом с хламом, оставленным лесорубами, да еще и на самом проходе, как-то не хотелось. Поэтому я оставил Лену с пупсом, а сам рванул дальше по дороге, рассчитывая найти место поуютнее.

Ручей плавно заворачивал вправо, в направлении на север. Старая лесовозная дорога шла по самому берегу ручья. Бежать пришлось далеко – ровные площадки все никак не попадались, или были заболочены. Наконец, пробежав метров 500, я присмотрел более-менее ровную и сухую полянку прямо у воды. Дорога проходила совсем рядом, но, судя по следам, ездили по ней нечасто.

Вернувшись, я отвел Лену к месту нашей будущей ночевки. Полянка, вся покрытая желтыми цветочками, ей понравилась, и мы быстро поставили палатку. Очень вовремя – солнце вскоре село за хребет, и спустилась вечерняя сырость. Мы снова забрались довольно высоко, поэтому ночью было прохладно, под утро даже замерзла вода в лужах на дороге.

5 мая

Пер. Легионов - хр. Таупеширка

Отлично проспав под журчание ручья, с рассветом вылезли на утренний холодок. Солнце уже осветило вершины, но в наше ущелье еще долго не могло пробраться.

Позавтракав, стали сворачивать лагерь. Настя с любопытством ползала вокруг и все рвалась сама пройтись до ручья и обратно.

В замерзшей луже на дороге я с удивлением разглядел несколько тритонов. Они заторможено сидели под тонкой прозрачной корочкой льда и еле шевелились, когда я их трогал. Показал тритонов Лене и Насте.

В конце концов, солнце осветило нашу полянку и растопило иней на желтых цветочках. Мы бодро прошагали обратно к поляне лесорубов, а потом снова начали подъем по дороге к перевалу Легонов.

Было заметно, действительно древняя дорога, а не какая-то там обычная лесовозка. Она набирала высоту широкими серпантинами, а между глубокими колеями сохранились остатки каменной мостовой.

Перевал

За переход, пройдя три километра и набрав 300 метров по высоте, мы вышли на большую поляну – перевал Легионов. Рядом с дорогой установлен здоровенный железный крест метров 10  высотой. Памятник установлен в честь чешских воинов, павших здесь в годы первой мировой войны. Через перевал когда-то проходила граница Польши и Чехословакии. От старой границы по сторонам дороги сохранились небольшие каменные столбики. Квадратные в сечении, на противоположных сторонах вырезаны буквы P (Польша) и CS (Чехословакия). А еще на каждом столбике указан номер в виде дроби. Сверху – номер участка границы, а снизу – порядковый номер столбика на участке. Как оказалось, эти столбики установлены через каждые 200 метров и неплохо сохранились.

Место очень красивое. Старые заросшие окопы и какая-то особенная тишина создают странное впечатление. Когда-то здесь наступали и оборонялись, стреляли друг в друга солдаты чужих государств, а теперь безмятежно зеленеет травка, и в небе над железным крестом и чешскими надписями на камнях плывут белые облака…

На перевале все-таки можно и заночевать, ровные места найти при желании можно, а где-то поблизости, говорят, есть родник. Дорога идет дальше на спуск, и пропадает в темном ельнике. Немного прошел по ней, грунтовка довольно грязная, мощеных участков больше не попадается.

Вернулся назад к кресту. Еще немного посидели, любуясь окрестными красотами. На западе открывается шикарная панорама зеленых и синих хребтов с белыми шапками нерастаявших пока снежников. От памятника с перевала в обе стороны отходят тропы. Тропа на юг ведет по хребту в сторону горы Пантир. А на север хребет тянется в сторону Таупеширки.

Передохнув, начинаем подъем. Тропа взбирается по поляне, входит в лес и продолжает круто набирать высоту. Вход тропы в лес отмечен очередным пограничным каменным столбиком. Дальше они постоянно попадаются вдоль тропы. Часть повалена, часть наполовину ушла в землю, но большинство сохранилось хорошо, и можно легко разобрать нумерацию. Земля вокруг сильно изрыта старыми окопами и землянками. Вдоль тропы по крутым склонам тянутся линии укреплений.

Пограничный

Кроме каменных столбиков тропа изредка промаркирована желтой краской на деревьях. Но маркировка какая-то бестолковая. В одном месте, закончив подъем, тропа вдруг резко свернула вправо и пошла на спуск. Маркеров в том направлении я не разглядел. Поэтому мы продолжили идти прямо, но тропа становилась все хуже и вскоре стало ясно, что топаем мы куда-то совсем не туда. Следы пропали. Пришлось возвращаться к повороту тропы. Излом границы отмечен столбиком побольше. Это стык двух участков. На столбе указан номер следующего участка – 8, и выбит год – 1923. Давно стоит…

Пошли опять по тропе. И маркеры снова стали попадаться. Немного приспустившись с бугра, стали карабкаться на следующий. Становилось все круче и круче. Снова стали попадаться снежники. На деревьях уже не было листвы, из весны мы снова возвращались в зиму.

Тропа упрямо карабкалась влоб по крутому склону, кое-где приходилось придерживаться руками за корни деревьев, чтобы выбраться на очередную ступеньку. Стало ясно, что мы начали подъем на хребет Таупеширка, стоявший у нас поперек.

Через какое-то время тропу окончательно скрыл снег. Путеводные столбики тоже почти с головой спрятались под ним. Хорошо еще, что мы шли по спусковым следам группы, которая прошла нам навстречу вчера. Их отпечатки на снегу не давали нам потерять тропу.

В конце концов тропа устала карабкаться влоб и сделала траверс влево. Вскоре стало положе, и мы решили немного отдохнуть. Вернее, Лена отдыхала, а я побежал вперед на разведку. Двигаясь по едва заметным на снегу следам, я вскоре вышел из леса на край большого курумника, поросшего густым сосновым стлаником. Здесь след затерялся, тропы что-то было не заметно, и я решил пересечь курумник, чтобы отыскать дорогу, ведущую по вершине хребта. До нее по прямой оставалось всего метров 300.

Стланник

Меня ждало настоящее испытание. Сосны здесь почему-то не росли вверх, а распластались по земле. Продираться через стланик оказалось крайне тяжело. Даже налегке, без рюкзака я едва протискивался через сплетение упругих колючих лап, направленных мне навстречу. Кое-где я пытался прыгать по камням, где-то искал лазейки, а где-то просто продирался против шерсти, сначала вставляя голову, а затем протаскивая все остальное. Не припомню, чтобы где-то встречал такое!

Изрядно вымотавшись, я буквально выпал из этой сельвы на открытое пространство. Передо мной была хорошая грунтовая дорога, она тянулась вправо и влево по открытой вершине хребта. Вперед с хребта открывался отличный вид на противоположную сторону долины, где мы проходили два дня назад.

Пробежавшись по дороге сначала в одну, потом в другую сторону, я нашел место, где на хребет из стланика выходит наша тропа. Там стоял большой пограничный столб с желто-белым маркером, порядковым номером 10 и годом 1920. Дальше граница уходила по хребту в сторону знакомой нам горы Сивуля.

Я поспешил по тропе обратно. Затем мы уже с вещами и Настей за плечами кое-как продрались через стланик. Даже по тропе это сделать было непросто. Тропа представляла собой узкий тоннель, прорубленный  в плотных зарослях. Мне с моим здоровенным мешком пришлось несладко…

Снег

Выбравшись на дорогу, снова передохнули, полюбовались окрестностями и двинули по дороге направо, в обратный путь к Быстрице. Вначале каменистая колея шла чуть на подъем. Мы радовались отличной дороге – хоть на велосипеде тут кати!

Но через километр-полтора лес по сторонам стал гуще, дорога стала плавно идти под гору, сохраняя все то же направление на юго-восток, параллельно хребту.

Снова появился снег, причем, чем дальше, тем его становилось больше. А кроме того, дорогу вдруг стал то и дело преграждать знакомый Карпатский еловый бурелом. Вместо того, чтобы быстренько шагать себе по дорожке под гору, мы медленно пробирались сквозь завалы, обходили, перелезали, продирались…

Пройдя два трудных перехода, мы, наконец, преодолели зону бурелома. Дальше дорожка снова стала симпатичной и приятной. По сторонам – прекрасный лес. Вот только с водой проблемы. Все ручьи начинаются гораздо ниже, а здесь, на макушке хребта, сухо.

Спуск

Дорога стала сбрасывать высоту и вскоре вывела на большую поляну. На выходе из леса мы увидели старый бетонный плакат с изображением глухаря и надписью Ботанический заказник Таупеширка.

Далеко впереди уже видны были домики села Быстрица. Время в запасе у нас оставалось, но выходить сегодня в поселок мы не хотели, собираясь еще одну ночь провести в палатке.

Поэтому я стал подыскивать местечко. В первую очередь нужна была вода.

Дорога спускалась дальше через молодые посадки сосен, и скоро вышла на большую полонину. Направо и налево отходили заманчивые дорожки. Сначала я сбегал вправо, но дорога шла траверсом на запад через сухой лес, и признаков ручья так и не повстречалось.

Вернувшись, я побежал по второй дороге. Она, сильно загнув влево, провела траверсом метров 300 и вывела в распадочек с маленьким озерцом. Дальше она входила в лес, и по следам было заметно, что ездят по ней нечасто. Удачнее место трудно было представить.

Мы перебрались к озерцу, неспешно поставили палатку и сварили поздний обед, а потом пошли на вечернюю прогулку на полонину.

В озерце водилась тьма тьмущая лягушек и маленьких шустрых тритонов. Ночью я проснулся оттого, что прямо возле палатки стала громко стонать какая-то жаба. Пришлось вылезти, чтобы выкинуть ее обратно в лужу. И тут я увидал, что в свете луны по полянке вокруг палатки маршируют толпы тритонов. Они зачем-то дружно вылезли из воды и куда-то сосредоточенно ползли. Завораживающее зрелище. Потом до самого утра мы слышали их шуршание по краю тента палатки. Но утром их как не бывало – вернулись обратно в водоем, наверное.

6 мая

Быстрица - Надвирна - Ивано-Франковск

Последнее походное утро не порадовало погодкой. Стало пасмурно, и накрапывал мелкий дождик. Мы подольше повалялись в палатке, потом нехотя собрались – торопиться было некуда.

Последняя

Вышли обратно на дорогу, ведущую в деревню. После полонины снова начался лес. Дорога постоянно шла на спуск, проводя  нас по вершинам и склонам красивых поросших лесом холмов. Слева от дороги мы увидели большой плакат с надписью Дендрарий Надвирянского ДЛГ. Там и правда видны были какие-то старые посадки. Еще неподалеку торчала табличка с отметкой 1000 метров над уровнем моря.

Протопав минут 40, мы вышли к огороженному пастбищу. Вдоль изгородей дорога привела в деревню. Отсюда с холма открывался отличный вид на спокойную сельскую жизнь – паслись лошади и коровы, народ ковырялся в огородах, пели петухи. Жалко, что погодка была пасмурная.

 

Спустились в деревню и прошли к магазину, где закупались два дня назад. Уточнили, где остановка и прошагали через село километра два, пока по большому мосту дорога не перешла на другой берег реки. Там на небольшой площади справа от главной дороги подождали с полчаса, пока приедет автобус.

Подкатил ПАЗик. Кроме нас село еще человек пять. Заплатили и поехали. Дорога оказалась очень даже фронтовая. Асфальт был весь в ямах, а водитель гнал от души, лихо уворачиваясь от самых больших колдобин и не слишком заморачиваясь по поводу остальных. Мы сидели, вцепившись в поручни, чтобы нас не вытряхнуло с сидений.

ДеревняВ следующем поселке водитель вдруг затормозил у одного из домов. Вылез и долго о чем-то разговаривал с какими-то родственниками. Потом он и вовсе ушел в дом, а оттуда вдруг вышла и села на водительское кресло… его жена! Причем была она в красивом праздничном платье. Уж не знаю, какие там у них были дела, но само по себе прикольно!

Лихо захлопнув дверь, тетка врубила мотор и понеслась дальше еще быстрее, чем первый шофер. Вот это да! Дорога шла вдоль берега горной реки, и местами казалось, что мы вот-вот куда-нибудь сейчас вылетим. Но через некоторое время дорога вышла на равнину, стало не так страшно.

Примерно через час мы приехали в город Надвирна. Один из попутчиков предложил нам показать, как пройти к маршруткам на Ивано-Франковск. Провел нас какими-то узкими проходами между домов и гаражей, и мы оказались на небольшой площади, где полно было разных маршруток.

Сразу уехать не получилось. Одна маршрутка ушла прямо из под носа, пришлось ждать, пока наполнится другая. Пока мы ждали отправления, в салон один за другим заходили разные нищие и попрошайки. У них, видимо, договор заключен с водителями: те их не гоняют.

Сначала вошла бабка-бомжиха, но к счастью быстро вылезла назад. Потом зашел какой-то священник, но не просто так, а для начала спел по-украински Отче наш, после чего каждого подошел перекрестил.

После этого залез еще один товарищ, который громко поведал историю своей болезни. Что-то там случилось такое, что он теперь дюже погано бачит. Предлагал изучить все справки и много чего еще убедительно рассказывал по-украински. Потом я наблюдал, как этот дядька очень бодро общался с водилами и уже не выглядел таким уж слепым.

В конце концов, мы поехали. Дорога заняла еще около часа, и вот мы на ж/д вокзале Ивано-Франковска.

Сдали большой рюкзак в камеру хранения, а сами пошли гулять по городу. Нам случайно повезло – мы приехали в день города. Посмотрели работу кузнецов, потолкались на ярмарке, которая, правда, уже закрывалась. Потом начался концерт.

Но тут подвела погода. Пошел сильный дождь, и мы едва смогли скрыться под зонтиками пивняка. Стало холодно, мокро и тесно. Но к вечеру дождь все-таки прекратился. Мы погуляли дотемна, а потом пошли обратно на вокзал. Наш поезд уходил поздно ночью.

Еще из приколов случилось то, что мы умудрились потерять жетон от камеры хранения. Как это получилось непонятно. Может, сперли, а может – выпал. Но факт есть факт. Пришлось писать заявление, ходить к начальнику вокзала. А еще надо было заплатить штраф – несколько гривен. Но мы только что как раз специально потратили последние копийки, чтобы не тащить их в Москву. Рубли у нас взять никто не соглашается. Все обменники закрыты. В итоге удалось кое-как договориться с одним из таксистов, который при этом наварил на ровном месте кучу бабла. В итоге рюкзак все-таки вызволили.

Ну а дальше – обычная дорога. Привет Москва, до свидания, Карпаты!

До 

Поход получился очень интересным и насыщенным. Оказалось, что Карпаты на майские праздники – это вам не теплый Крым. Природа тут посуровее, на верхах еще полно снега, и приключения можно схватить очень даже экстремальные, если не быть готовым к подобным вещам. Край очень живописный. Много безлюдных уголков, попадаются настоящие торцы, по лесам просто так без дорог не походишь. Вообще, идеальная местность для проведения мультигонок!

Еще я был поражен, что порой в общении с местными возникает реальный языковой барьер. При всей похожести слов, разобрать, что же они там говорят почти невозможно. При этом они русского тоже не понимают (или не хотят понимать). Но на пальцах объясниться всегда удается, конечно.

Однако никаких проблем иного характера не было абсолютно. Везде нам встречались открытые доброжелательные люди, готовые помочь. Очень интересно было окунуться в самобытность настоящих Украинцев.

В общем, Карпаты – сила! Здесь можно придумать кучу отличных маршрутов. Обязательно сюда еще вернемся, и не один раз, надеюсь.

Дополнительно

Фотоотчет.
Трек и точки.

Добавлен: 10 апр 2008 12:30 Автор: aurel #41493
aurel аватар
Красотища!!!
Добавлен: 10 апр 2008 13:51 Автор: yulia #41494
yulia аватар
как всегда, очень увлекательный и юморной отчёт!!! :grin
Лошади-качалки очень забавные)))
Добавлен: 11 апр 2008 11:58 Автор: Sbobrova #41497
Sbobrova аватар
как малыш пережил путешествие, какие трудности были и как их преодолели?))
Добавлен: 11 апр 2008 12:25 Автор: basil #41498
basil аватар
+1 !
Да-да, детский аспект очень интересует!
Добавлен: 11 апр 2008 14:27 Автор: MamOla #41499
MamOla аватар
Да, Карпаты-это хорошо! Помнишь, как мы с вами школьниками ходили в районе озера Синевир? Там живут фиолетовые и бирюзовые слизни.
А еще мы с папулей путешествовали в районе г.Близницы,г.Петрос и г.Говерла.Поляны крокусов просто песня для городской измученной души... Люди, туда действительно нужно сходить,хотя бы один раз.Удачи всем!!!
Добавлен: 11 апр 2008 17:35 Автор: EZ #41500
EZ аватар
про детский аспект я писала вот тут
tourism.bmstu.ru/index.php?option=conten...iew&id=895&Itemid=27
трудностей особо не было, надо только учитывать, что это действительно не краснодар и не крым, полпохода настя была в зимнем комбезе (изософт с овчинной подстежкой) и в пуховой шапке :)
правда в конце внизу уже было потеплее. но горы же ж, погоду не угадаешь, лучше брать побольше детских теплых шмоток
Добавлен: 12 апр 2008 21:05 Автор: toptiga #41504
toptiga аватар
Молодцы!
Добавлен: 15 апр 2008 03:07 Автор: Marusya #41507
Marusya аватар
:eek Ну, ребята! Вам такой респект, что слов даже нету! ;)
Сама была в Карпатах в этом феврале, на горных лыжах кататься училась - есть там самый большой горнолыжный курорт Украины БУКОВЕЛЬ - обалденно! И вообще, действительно есть там чего посмотреть - одни гуцулы чего стоят! :grin