Хибины, лыжный поход с элементами (22-28 марта 2009)

Автор: Дмитриев Михаил, 09.11.2009 00:32
Просмотров: 5391

Было желание сходить в конце зимы в недолгий и насыщенный лыжный поход. В результате мы выбрали Хибины – компактный и красивый район с минимальным временем подъезда-отъезда.

Почти вся группа там уже побывала, и не по разу. Но, тем не менее, удалось найти отдельные прежде не посещенные перевалы, вершины и траверсы.

Внутри - отчет о мероприятии с фотками...

Действующие лица:

  • Командир
  • Опытный Участник
  • Завхоз, она же Собиратель Команды
  • Реммастер
  • Штурман, он же 2-й реммастер
  • Старый Инструктор, он же Завспирт
  • Фотограф
  • Разговорчивая Участница
  • Молчаливая Участница

Дневник похода

20 марта

Группа, состав которой был окончательно утрясен за три дня до выезда, встречается, как обычно, у памятника Ильичу на Ленинградском вокзале. Здороваемся и тут же прощаемся с командой в составе Андрея Зайцева, Ромы Бутова, Миши Бертова и Ани Уразовой, которая едет на мультигонку в Карелию. Ребята, обвешанные одновременно лыжами, велосипедами и снегоступами, выглядят чрезвычайно живописно. Миша говорит, что для колорита ему не хватает только байдарки. Желаем им удачи, а вскоре и сами грузится в поезд. Последний участник прибывает, как водится, за пять минут до отхода.

Плацкартный вагон забит подростками из какого-то клуба подмосковного города Королева. Они едут кататься в Кировск на сноубордах и разместились с комфортом. А наша тормозная команда с хмурыми рожами сидит на боковых полках. Командир тоже в печали, но, кое-как разместившись, он вдруг обнаруживает в купе напротив четырех симпатичных девочек лет по четырнадцать, которые как раз расчехляют гитару. Это зрелище несколько примиряет с действительностью, а после того, как девочки начинают не очень умело бренькать на инструменте, Командир взбодряется, перехватывает инициативу и принимается исполнять песни сообразно пожеланиям аудитории. Остальная группа принимает попеременно-посильное участие. Вечер проходит в теплой, дружественной обстановке.

21 марта

Накануне выяснилось, что Штурман, всегда такой пунктуальный и предусмотрительный, не взял кошки. Видимо, была помеха на линии во время бесконечных утрясок состава группы. Без кошек несколько запланированных элементов под вопросом. Однако, как всегда в хорошей команде, на каждую проблему находится человек, способный ее решить. Опытный Участник вооружается телефоном и принимается звонить знакомым в Кировск и Апатиты. Знакомых много, но переговоры идут непросто: на перегонах между станциями связи нет, да и никто пока что не горит желанием делиться. Процесс растягивается на весь день. К вечеру нам наконец улыбается удача - есть человек, готовый в шесть утра подвезти искомую снарягу к поезду, ненадолго останавливающемуся в Апатитах. Растроганные участники решают должным образом отблагодарить этого волшебника после похода.

Параллельно идут обычные занятия – взвешивание и распределение, зашивание дырок и т.п. На фоне охваченной трудовым порывом команды заметно выделяется Старый Инструктор, пребывающий всего в трех фазах: рассказы о былых подвигах, принятие водки и умиротворенный сон. Последняя фаза значительно длиннее остальных. То, что Старый Инструктор проводит ее на на узкой боковой полке, внушает нескольким ответственным участникам во главе с Завхозом опасения – а вдруг неудачно повернется, да и упадет? Решаем проблему с помощью детских страховочных ремней, взятых у проводника, каковыми надежно закрепляем Старого Инструктора. Единственное неудобство – время от времени безмятежно вываливающаяся из-за ремней рука, которую приходится водворять на место.

Переделав все дела, Командир диктует соседкам песню про апостола Андрея, а Завхоз принимается по многолетней традиции пошивать кому-то шапочку из обрезков полара. На станциях команда пополняет запасы пива и пирожков, но в целом кушает не очень активно. Не то, что лет десять назад... Опытный Участник узнает по телефону о том, что в Хибинах в последнюю неделю непрерывно шел снег и мело, из чего следует потенциальная лавинная опасность. Это его сильно расстраивает - когда-то ему довелось откапывать из-под снега мертвое тело, и с тех пор он к лавинам относится несколько напряженно. К вечеру все затихает. Завтра с раннего утра в дело...

22 марта, 1-й ходовой день

Станция Имандра – ночевка под пер. Северный Чоргорр

В шесть утра соседи выходят в Апатитах. Группа вздыхает с облегчением, рассредотачивается по всей освобожденной территории и начинает облачаться в ходовые одежды. Опытный Участник выбегает на платформу и вскоре возвращается, победно неся вэцээспээсовские кошки. Ура, проблема решилась.

На станции Имандра вместе с нами выгружаются две или три других группы. Как всегда, в школьные каникулы в Хибины ломится куча народу. Пока мы неспешно дособираемся (фото 1) мимо нас с севера по железной дороге проезжает настоящий военный парад (фото 2). Наконец выдвигаемся по следам ушедших вперед групп. Идем по главной улице поселка на юг параллельно путям. За поселком лыжня начинает уводить влево, на восток. Она настолько набитая, что становится ясно – другой дороги для туристов здесь нет. Входим в лес и метров триста идем параллельно реке Гольцовке, по ее орографически правому берегу. Потом возникает развилка, причем более набитая колея уходит в сторону, влево от Гольцовки, загибая к северу. Направление вроде бы не совсем верное, но мы решаем положиться на тех, кто тут уже прошел до нас, и топаем туда. Через полкилометра - еще одна развилка, но здесь уже поворачиваем вправо. Левое ответвление, вероятно, идет в обход гор – так нередко ходят, когда хотят намотать в походе по Хибинам дополнительные километры.

Фото 1. Старый Инструктор обуваются Фото 2. Военно-железнодорожный парад на ст. Имандра

На этом участке пути ощущение, что мы в ближнем Подмосковье – приятный сосновый лес, практически равнинный ландшафт, мощная лыжня и то и дело попадающиеся по сторонам стоянки. Но после двух коротких переходов появляются признаки того, что мы все-таки в горах. Справа возникает речка с обширными незамерзающими участками (фото 3); преодолеваем пару коротких крутых подъемов (фото 4).

Фото 3. Р. Гольцовка Фото 4. Молчаливая участница, берег р. Гольцовка

Третий переход заканчиваем на месте слияния ручьев Меридиональный и Манепахк. Отсюда основная набитая лыжня уходит на юг, через речку и дальше вдоль Меридионального, на перевал Южный Чоргорр. Нам же вверх по Манепахку, под Северный Чоргорр.

От слияния ручьев продолжаем идти по орографически правому берегу Манепахка, по неудобному рельефу – крутой берег, поросший густым лесом и подлеском. Через десять минут утыкаемся в группу, которая тропит лыжню. У них много народу, часть идет на узких лыжах, поэтому движение медленное. Рельеф все такой же геморройный. Решаем проверить другой (орографически левый) берег – кстати, в прошлом походе по Хибинам, четыре года назад, мы шли как раз там. Пока растянувшаяся группа собирается, Реммастер, а за ним Командир и Штурман перебираются по снежному мосту через ручей и по глубокому снегу проходят метров двести перпендикулярно ручью. Здесь явно лучше, чем на том берегу - склон не такой крутой, лес негустой, и наконец обнаруживается почти занесенная лыжня.

Вся команда, после первых подъемов слегка подрастерявшая утренний энтузиазм, перебирается через ручей. Идти тяжеловато. Командир периодически с тоской размышляет, стОят ли литровый баллон пива, полбуханки хлеба и сыр, не съеденные в поезде и сейчас лежащие в рюкзаке, усилий по их транспортировке. Лыжня через полперехода теряется, начинается полноценная тропежка. Для обхода труднопроходимых участков леса приходится заметно набирать высоту. Впрочем, насколько можно видеть, на том берегу еще хуже. Остановившись на привал, думаем, не устроить ли обед. Здесь формируется наш групповой стиль обсуждений типа новгородское вече, далее выдерживаемый весь поход. По-другому столь опытная команда, видимо, не может. После долгих дебатов решаем, что неохота тратить время на растапливание снега – лучше уж напрячься и пройти оставшиеся три-четыре километра до запланированного места ночевки. Еще два перехода полноценно рубимся, тропя лыжню по колено на крутых склонах среди деревьев и кустов. Кабы не Штурман с его физической подготовкой, прокорячились бы и больше. Хочется пить, но ручей глубоко внизу. Погода тоже не особенно радует: весь день облачно, а сейчас начинает поддувать, временами идет снег. Спасибо, хоть не холодно.

После трех переходов мучения наконец заканчиваются - мы неожиданно вываливаемся из леса на ровный берег ручья, и сразу же подсекаем хорошо выраженную лыжню. Метров через триста лес резко редеет. До перевала отсюда всего около четырех километров. Чтобы не мерзнуть на ветру и не строить снежную стенку, решаем встать здесь. У последнего более-менее полноценного дерева утаптываем площадку и ставим палатку (фото 5). Дует несильно, вода рядом в ручье, дров только нет. Время около трех часов дня.

Фото 5. Первая ночевка

Пока варится обед, Опытный Участник, которого гложут мысли о лавинах и крутом подъеме на Северный Чоргорр, предлагает Командиру за оставшееся светлое время сходить на рекогносцировку. Тот опрометчиво соглашается. После обеда наступает ленивое благодушие, но тут Командир, решив тренировать силу воли, напоминает разомлевшему Опытному Участнику о его проекте. Пойманный в ловушку, тот с грустью покидает теплую палатку...

..Еле поспевая за Опытным Участником, Командир мысленно ругается, что поперся куда-то с таким лосем. Впоследствии выяснилось, что лось, в свою очередь, героически пытался убежать от преследования. В результате скорость высокая, да и ветер со снегом, время от времени налетающий со спины, не дает расслабиться. Во время снежных зарядов видимость падает до 50-100 метров, но минут через десять пелена моментально спадает, позволяя разглядеть окружающие горы.

Лавиноопасных участков по пути нет. Лишь в одном месте приходится идти близко к высокому и крутому левому (орографически правому) борту распадка, но на нем из-под снега торчит много камней, так что он представляется неопасным. На противоположной стороне наблюдаем частично обвалившийся карниз, почему-то наросший над некрутым склоном (фото 6). Через час с небольшим выбираемся на просторный пологий участок перед перевальным взлетом (фото 7). Видно, что подъем на перевал нетруден и лавиноопасным не выглядит. С нашей стороны можно также подняться на хребет по ребру правее перевала, а левее - вообще в любом месте (там на склоне тоже много камней, так что он выглядит безопасным).

Фото 6. Осыпавшийся карниз Фото 7. Вид с запада на седловину пер. Северный Чоргорр

Разворачиваемся и бежим вниз. На ходу опробуем рацию, недавно купленную Реммастером. За километр или полтора удается связаться – при том, что палатка где-то за поворотом долины. Наконец, воссоединяемся с остальной группой, ужинаем и делимся впечатлениями. Командир выпивает донесенного с великими трудами пива и ощущает до неприличия сильное удовольствие. Пожалуй, не зря тащил... Часть команды, использующая индивидуально-групповую раскладку, вступает в первые, но далеко не последние за поход дебаты по поводу того, что сегодня едим, кто это достает и т.п. Не привык еще народ к самостоятельности в вопросах питания. В девять вечера отбой.

23 марта, 2-й ходовой день

Перевал Северный Чоргорр – база КСС – ручей Партамйок

Подъем дежурного в 6.00, выходим в 8.30. До вчерашней точки возврата доходим за два перехода. Еще за переход (фото 8), поднимаемся и на сам перевал. Подъем везде на лыжах зигзагами, трудностей не представляет. Помогает толстый слой снега, заровнявший весь рельеф – по описаниям, в менее снежные годы здесь вроде бы крупные булыжники. Перевал (фото 9) представляет собой традиционный для Хибин пропил в хребте. Высокие темные скальные стены, покрытые снегом и инеем, выглядят очень живописно. Обозрев виды и позвонив домой по обычному сотовому телефону, который здесь хорошо берет, Командир, Реммастер и Опытный Участник бегут смотреть на спуск с той стороны.

Фото 8. Подъем на пер. Северный Чоргорр Фото 9. Перевал Северный Чоргорр

К краю перевальной седловины, опасаясь возможного карниза, подходим, прижимаясь к скалам справа. Прецедент обрушения карниза на этом перевале уже был – много лет назад таким образом погибла группа из трех человек, о которых напоминает табличка на стене.

Сейчас карниза нет. Спуск выглядит в меру крутым – участки градусов в 30 чередуются с более пологими (фото 10). Снег достаточно плотный, проваливаемся до середины голени, видны занесенные следы – кто-то недавно здесь уже проходил. Но Опытный Участник все еще сомневается, опасаясь лавин, могущих, по его мнению, сойти ниже по склону с большой лопаты слева. Хотя там есть камни, да и солнце еще невысоко и в дымке. Для детального осмотра спускаемся метров на сто ниже перевала, в итоге Опытный Участник сдается и говорит, что здесь идти можно. Правда, по возвращении на перевальную седловину он было меняет свою позицию и для разминки взбегает на хребет по ребру посмотреть подъем – но по возвращении осатаневшая от ожидания группа почти пинками гонит его на простой путь вниз.

Фото 10. Просмотр спуска с пер. Северный Чоргорр Фото 11. Спуск с пер. Северный Чоргорр

Размотав лавинные ленты, у кого есть, и выдерживая дистанцию, начинаем спуск (фото 11,12). Идем по линии падения воды, без кошек, пробивая небольшую траншею. Метров через двести-триста выходим на плотный и скользкий фирн. Здесь Командир и бОльшая часть группы надевают кошки и продолжают спуск прямо вниз. Однако Реммастер и Старый Инструктор, решив показать удаль, надевают, наоборот, лыжи, и начинают выписывать зигзаги справа по склону. Похоже, что скорость по вертикали при обоих способах одинакова. Пеший спуск заканчивается на обширном пологом участке, около свежих следов снегохода, приезжавшего снизу. Теперь уже все надевают лыжи, стараясь не рассиживаться – до снежной лопаты справа вверху недалеко, и попасть даже под маловероятную лавину не хочется.

Фото 12. Спуск с пер. Северный Чоргорр Фото 13. Окончание спуска с пер. Северный Чоргорр

Далее спускаемся на лыжах по чередующимся пологим и крутым участкам. На крутяках приходится закладывать зигзаги, так что спуск не столь приятен, как хотелось бы. За переход добираемся до большого пологого участка у первых кустов и чахлых деревьев, где отдыхаем, глядя на уже далекий перевал (фото 13). Кстати, отсюда в 2005-м году мы из опасения лавин не пошли на него по кулуару (т.е. по сегодняшнему пути), а вместо этого воспользовались широким ребром (справа на фото 13), в результате чего вышли на хребет гораздо правее и почти на сто метров выше перевала. Подъем возможен также по другому ребру, левее кулуара, но на него отсюда труднее выбраться.

Дальше идем вниз по распадку, по буранному следу. Когда выходим на небольшое замерзшее озерцо, буранка вдруг уходит сильно влево. До базы КСС по прямой всего четыреста метров, но перед ней густой лес, в котором не видно никакой дороги. Командир и Штурман, скрепя сердце, влезают в лес и тропят, проваливаясь по колено. Попотев, наконец вываливаемся на берег речки, вдоль которого идет накатанная снегоходами дорога, и видим на той стороне домики базы. Речка везде открытая. Дорога, спускаясь вправо, выводит к мостику у базы. Не доходя до мостика, обедаем на поляне у дороги.

После обеда заходим посмотреть на базу. По сравнению с 2005-м годом домов больше не стало, а вот людей и снегоходов заметно прибавилось. В большом оштукатуренном доме теперь находится столовая, освещенная электричеством, где две тетки как ни в чем не бывало смотрят телевизор. В некогда романтичные и недоступные Хибины пришла скучная цивилизация... Тетки говорят, что снегоход периодически завозит продукты, в том числе для свободной продажи, но сейчас ничего нет. Выходим, фотографируем фантастически навороченные указатели у ворот базы (фото 14) и идем вдоль речки по дороге на север.

Фото 14. Указатель у базы КСС

По бугристой дороге, раскатанной снегоходами, лыжи едут плохо. За переход, упарившись, добираемся до места, где ручей Партамйок, вытекающий из-под перевала Умбозерский, пересекает дорогу. Решаем дойти вниз по ручью до ближайшей открытой воды и там встать. Тропим по глубокому снегу в извилистом русле, а затем вдоль него, по густому лесу с подлеском. Наконец метров через триста обнаруживаем небольшую поляну на берегу ручья, а внизу замечаем полынью с водой. В лесу здесь полно дров. А мы-то думали, их в Хибинах уже не осталось. Сумерки проходят в обустройстве лагеря. Вечером отмечаем прохождение перевала банкетом и концертом у теплой печки.

С наступлением темноты температура начинает падать, доходя к отбою градусов до двадцати. Печку мы ночью не топим, поэтому Командир, упаковываясь в свежекупленный пуховый спальник-эгоист, для страховки одевается потеплее. Однако через некоторое время из-за жары приходится раздеться до тонкого свитера. Изоляционные свойства этого кокона весом 1,2 кг, в паре с внешним чехлом из одного слоя синтетического утеплителя, намного превосходят привычные многоместные синтепоновые спальники. Это не говоря о комфортности... Завязав капюшон так, что остается лишь маленькое отверстие, Командир спит всю ночь, словно младенец в колыбельке.

24 марта, 3-й ходовой день

Радиальный выход на кольцо перевалов Лявочорр

С утра отличная погода – солнце, температура -12, потом еще немного теплеет. Выходим около 9.00, выбираемся обратно на дорогу и идем по ней вниз, на север. За переход доходим до озера Гольцового (фото 15). Опытный Участник, раздухарившись, рождает предложение попробовать от перевала Северный Лявочорр дойти траверсом до перевала Северный Партамчорр или хребта над ним, т.е. превысить план по траверсной части выхода. Судя по карте и визуальному впечатлению, при хорошей погоде это выполнимо. Но для начала нам надо добраться до первого перевала.

Тут старая генштабовская карта (другие топографические карты на Хибины нам неизвестны) и прошлый опыт нескольких участников, побывавших когда-то давно на этом перевале, неожиданно подводят нас. На карте никакой тропы от озера под перевал не обозначено; по воспоминаниям, раньше туда пробивались из-под Партамчорра более или менее напрямую через лес, даже не выходя на озеро. Решив, что другого пути нет, мы переходим на восточный берег озера, поросший густым лесом, идем вдоль него на север и в конце концов пытаемся войти в лес по руслу какого-то маленького ручья. В лесу тропежка по колено и густой подлесок, в русле ненамного лучше, затем оно сужается до метра и начинает причудливо извиваться… Командир, тем не менее, героически ломится сквозь всю эту сельву. Но тут Штурман, сохранивший трезвость ума и к тому же оснащенный прибором GPS с залитой картой, решает поглядеть на экранчик и с удивлением сообщает, что километром севернее в приборе показана дорога от берега озера в восточном направлении! Как раз туда нам и надо. Доверившись современным технологиям, выбираемся из коварного леса, идем вдоль берега и через километр – о счастье – видим ту самую просеку в лесу, всю в следах лыж и снегоходов.

Фото 15. Озеро Гольцовое, хребет с перевалами Лявочорр и Партамчорр Фото 16. Вверх к перевалу Северный Лявочорр

Дорога идет вдоль ручья Северный Лявойок, быстро набирая высоту. Километра через три она сужается, превращаясь в набитую лыжню. Вскоре проходим мимо двух лагерей школьных групп, а затем начинаем встречать многочисленных школьников, возвращающихся из радиалки на Северный Лявочорр. Через полтора перехода лес заканчивается (фото 16), начинает дуть несильный ветер.

Фото 17. Развилка под перевалами Лявочорр Фото 18. Вид с запада на седловину пер. Северный Лявочорр

Через полперехода, пройдя мимо поворота направо, в цирк под перевалом Центральный Лявочорр (фото 17) подходим под перевальный взлет Северного Лявочорра (фото 18). За переход поднимаемся (фото 19) на лыжах на перевал, представляющий собой широкую седловину. На ту сторону открывается неплохой вид (фото 20). Отсюда до северного края Хибин совсем недалеко. Мобильные телефоны работают хорошо, чем все и пользуются.

Фото 19. Подъем на пер. Северный Лявочорр Фото 20. Вид на северо-восток с пер. Северный Лявочорр

На перевале группа делится на три подгруппы. Командир и Опытный Участник собираются, в соответствии с планом, пройти траверсом через гору Лявойок, перевал Центральный Лявочорр, гору Лявочорр и оттуда по отрогу хребта спуститься обратно в ручей Северный Лявойок. Штурман и Реммастер собираются сходить только на первую гору и вернуться обратно по пути подъема. Остальные просто идут вниз.

Фото 21. Подъем на г. Лявойок Фото 22. Подъем на г. Лявойок

Начинаем подъем на Лявойок (фото 21). Идем пешком, все в кошках, кроме Опытного Участника. Технических трудностей нет, но на склоне много не до конца засыпанных снегом камней, поэтому местами идти неудобно Вначале крутизна градусов 30; через пару сотен метров набора высоты склон выполаживается (фото 22). Общий перепад высоты между перевалом и г. Лявойок больше трехсот метров. Через час с лишним добираемся до вершины, представляющей собой, скорее, плато. У треноги, обозначающей вершину, встречаем группу из Питера (фото 23). Ребята делятся чаем из термоса, чем сильно подкрепляют наши измотанные и иссушенные организмы. Не стоило делать третий день таким напряженным. Часть западного склона горы представляет собой красивый обрыв (см. фото 24, сделанное позже с перевала Центральный Лявочорр), восточный очень пологий. Гребень с перевалом Центральный Лявочорр выглядит отсюда местами довольно изрезанным (фото 25).

Фото 23. Группа питерцев на г. Лявойок Фото 24. Западный склон г. Лявойок, вид с пер. Центральный Лявочорр

Командир и Опытный Участник прощаются с остальными и идут по гребню на Центральный Лявочорр. Вблизи оказывается, что, несмотря на изрезанность, гребень легко проходим пешком на всем протяжении. Быстро спускаемся на перевал. Его восточный склон пологий, западный имеет крутизну порядка 45 градусов (фото 26, 27). Основными проблемами с подъемом на него представляется лавинная опасность и небольшой скальный пояс наверху.

Фото 25. Вид с г. Лявойок на пер. Центральный Лявочорр Фото 26. Пер. Центральный Лявочорр

Фото 27. Пер. Центральный Лявочорр Фото 28. На г. Лявочорр

Далее больше часа поднимаемся на г. Лявочорр. Подъем чисто силовой, но сил у нас уже не очень много... Вершина представляет собой еще более обширное плато, у которого и краев-то не видно (фото 28). Хребет продолжается на юг широким и плоским гребнем. Думаем, не попробовать ли пройти по нему в направлении перевалов Партамчорр, с тем, чтобы спуститься в долину ручья Лявойок (см. карту, на которой есть ручей Северный Лявойок и просто Лявойок. Последний течет из-под перевалов Партамчорр). На этом можно было бы сильно сэкономить расстояние, но в итоге решаем не рисковать, двигаясь под вечер по незнакомым местам и, возможно, без лыжни. Спускаемся вниз, как и планировали, по северо-восточному отрогу хребта. Вначале, из-за торчащих из-под снега камней, идем пешком. Фотографируем перевал Центральный Лявочорр и цирк под ним (фото 29). Там видна чья-то палатка – видимо, группа собирается завтра лезть на этот перевал. Дойдя до места, где склон справа делается достаточно пологим и без камней, надеваем лыжи, оставляем гребень (фото 30) и с ветерком скатываемся по склонам в северном направлении, обратно в долину ручья Северный Лявойок.

Фото 29. г. Лявойок, пер. Центральный Лявочорр и цирк под ним Фото 30. Закат над отрогом под Лявочоррами

Далее спуск по лыжне, по пути подъема. Из-за накопившейся усталости он кажется очень длинным. На озеро (фото 31) выходим в сумерках. Очень хочется пить, но вся жидкость выпита еще на первой горе. Оставшееся расстояние идем каждый в своем темпе. В лагерь приходим в темноте. Остальная группа уже там и сейчас готовит ужин. Сильно вымотавшийся Командир, томясь ужасной жаждой, выпивает, не подумавши, подряд несколько кружек тепловатого чая. В результате начинает тошнить, и вскоре весь чай попадает в ближайший сугроб. К счастью, на этом проблемы заканчиваются, и еда отторжения не вызывает.

Фото 31. Озеро Гольцовое вечером

За ужином уставшая, но довольная группа традиционно несколько раз разливает. Участники на индивидуально-групповой раскладке радуются первым организационным успехам - смогли достать и съесть все, что хотели. Всем делается очень весело, поем песни под уютное потрескивание печки, несколько раз выходим посмотреть на звезды и т.д. Ацкий отжыг. На улице, кстати, минус 25. Наконец, объявляется отбой, но процесс сильно растягивается, поскольку Реммастер и Старый Инструктор впали в слегка измененное состояние сознания, никак не желают ложиться, не гасят свет и ведут какой-то бесконечный разговор. Смысл его неясен – слышны лишь однообразно чередующиеся звуки голосов. Пару раз общественность пытается повлиять на разошедшихся участников, но безрезультатно. Наконец, Командир торжественно обещает, что напишет об этом эпизоде в отчете и вывесит его в сеть. Это действует – разговор быстро затихает, свет гаснет. За день пройдено порядка 25 км, суммарный набор высоты у наиболее отличившихся участников больше километра – неплохая вышла радиалка.

25 марта, 4-й ходовой день

Радиальный выход на кольцо Рисчорров

В этот день планировалось перебраться с рюкзаками на ту сторону хребта через простой перевал Умбозерский. С утра, однако, смущает то, что погода стоит по-прежнему прекрасная, а группа, принимая во внимание возраст и форму, после вчерашнего несколько подустала. В итоге Командир и Опытный Участник, изучив карту, за десять минут переверстывают план похода и назначают на сегодняшний день радиальный выход в район перевалов Северный и Южный Рисчорр. Особо крутым предлагается вариант кольцо Рисчорров по верхам.

Фото 32. Опытный Участник Фото 33. Старый Инструктор

Пока группа собирается, Командир, проникшись порочным духом расслабления, вместе с Опытным Участником (фото 32) и Старым Инструктором (фото 33) кратковременно предается обычно несвойственному ему виду разврата (фото 34). Наконец, собираемся, выходим на дорогу и идем в направлении базы КСС. По дороге рассматриваем свой позавчерашний спуск с перевала Северный Чоргорр (фото 35).

Фото 34. Разврат Фото 35. Вид с востока на пер. Северный Чоргорр

Дорога до базы опять удовольствия не доставляет. Далее идем по дороге под Рисчорры и примерно за переход добираемся до развилки, откуда одна долина идет под Северный Рисчорр, а другая – под Южный. Здесь разделяемся (фото 36). Большая часть группы идет на Северный Рисчорр и обратно. А Штурман и Реммастер, выражаясь словами Завхоза, идут выгуливать командира по маршруту перевал Южный Рисчорр - траверс г. Каскасвумчорр - долина под Северным Рисчорром.

Фото 36. Развилка под перевалами Рисчорр Фото 37. Подход под пер. Южный Рисчорр

Расставшись, меньшая часть группы за два перехода поднимается по постепенно сужающейся долине (фото 37) в цирк под Южным Рисчорром. По-прежнему везде следы снегоходов. Еще примерно час уходит на преодоление перевального взлета. Подъем не особенно крутой, но занудный. Идем зигзагами, иногда пробуем елочку и никак не дождемся, когда это кончится. Следы снегоходов доходят до половины подъема, где обрываются – для них здесь слишком круто. Наконец, выбираемся на перевал, куда вскоре с той стороны поднимается еще одна группа. Просто проходной двор. Перевал представляет собой широкую седловину. Фотографируемся (фото 38), снимаем лыжи, надеваем кошки и начинаем подъем в северном направлении на г. Каскасвумчорр.

Фото 38. На пер. Южный Рисчорр Фото 39. Подъем с пер. Южный Рисчорр на г. Каскасвумчорр

Крутизна подъемов градусов тридцать, иногда немного больше (фото 39,40). Кошки, а у некоторых и ледорубы, кажутся нам адекватными мерами страховки, но рядом видим полузанесенную подъемную лыжню. Можно и так ходить. Во время подъема наблюдаем очень красивое, труднопередаваемое явление – снег перед глазами, под невысоким солнцем, светящим в спину, все время переливается редкими, но крупными и очень яркими, разноцветными искрами. Зачаровывающее перемигивание происходит медленно, как в каком-то мультике про волшебную зиму. Наверху подъем постепенно выполаживается, открывая вид на западный отрог плато (фото 41) и окружающие хребты с такими же широкими покатыми гребнями. Видим, как по противоположному, южному склону на соседнее плато с перевала Южный Рисчорр поднимается другая группа. Там подъем немного круче, но они залезают довольно резво. А вот и мы уже на своем плато (фото 42). Кругом величественные хребты, на востоке видно Умбозеро. Доходим до традиционной треноги, там со средним успехом пробуем звонить. Реммастер развлекается тем, что по старой памяти вскарабкивается на самый верх треноги и там позирует (фото 43).

Фото 40. На склоне г. Каскасвумчорр Фото 41. Западный отрог плато Каскасвумчорр

Фото 42. На г. Каскасвумчорр Фото 43. Реммастер на триангуляторе

Отдохнув, идем на лыжах в сторону западного отрога плато, разделяющего долины ручьев Северный и Южный Рисйок. Постепенно спуск становится круче, и вот мы уже катимся вниз по отрогу. До конца отрога не доезжаем из-за чрезмерной крутизны, вместо этого в подходящем месте съезжаем с него вправо, по многочисленным следам. Спуск с отрога по левому борту долины ручья Северный Рисйок (фото 44) доставляет истинное наслаждение. Скатываемся в долину, а затем, лишь иногда отталкиваясь, добираемся до развилки долин, где мы несколько часов назад расстались с другой половиной группы. Солнце тем временем скрывается за хребтом, от этого резко холодает. Далее гораздо медленне идем обратно к базе – здесь спуски чередуются с небольшими подъемами, да и лыжи по буранке едут плохо.

Фото 44. После спуска в долину под Северным Рисчорром Фото 45. Перевал Северный Рисчорр

Добравшись до базы, видим свою группу, активно потребляющую разнообразные жидкости, очень удачно завезенные сегодня в магазин. Жажда опять мучит всех, особенно сходивших на траверс, но тут по ней наносится последний и решительный удар. В дело идут сначала соки, потом более крепкие напитки. Старый Инструктор радостно сообщает, что он купил тут все! Вино в пакетах хорошее, пиво Кольское тоже ничего. Такого развратного похода у нас еще не было. Обмениваемся впечатлениями – вторая половина группы довольна своей частью радиалки, см. фото 45, 46, 47.

Фото 46. Вид с пер. Северный Рисчорр на Ущелье Ведьм и Умбозеро Фото 47. Замерзший водопад под перевалами Рисчорр

Отметим кстати, что в помещении столовой тоже установлен ретранслятор одного из сотовых операторов (работает только внутри), так что у некоторых участников даже получается позвонить. Со связью в Хибинах ныне проблем нет.

Утолив жажду и придя в прекрасное расположение духа, группа неспешно выдвигается обратно к месту ночевки. Командир, который с тоской думал о том, как будет опять тащиться четыре километра по уродской дороге, неожиданно обнаруживает, что все проблемы куда-то исчезли, идти хорошо, вокруг дивный зимний лес и вообще все здорово. Даже жаль, что до лагеря так близко. Позади, постепенно отдаляясь, маячат Реммастер и Разговорчивая Участница, о чем-то непрерывно болтающие. Постепенно все собираются в лагере, нет только этих двоих. Возникает некоторое беспокойство о них; Командир пару раз кричит, призывая заблудших. От крика Опытный Участник в испуге шарахается в сторону. Придя в себя, он говорит, что ему показалось, будто рядом вдруг очутился незабвенный РМВ. Как всегда, ни одна бауманская группа не может обойтись без постоянной Расторгуева. Отставшие материализуются лишь через полчаса – естественно, они за базаром умудрились прозевать поворот с дороги к лагерю.

Вечер опять проходит в тепле и неге, усиленной сбереженными Старым Инструктором запасами горячительного с базы. Завспирт в этом походе просто превзошел себя.

26 марта, 5-й ходовой день

Подход под перевал Западный Петрелиуса

С утра встаем поздно и собираемся неспешно. Привыкший к расслабляющему теплу печки Опытный Участник предлагает взять с собой дров, поскольку под Петрелиусом их гарантированно нет. Предложение принимается, мальчики берут по нескольку полешек. Выходим и уже в четвертый раз утюжим надоевший участок до базы. На базе Командир вдруг пугается, как бы своевольная группа опять не ломанулась в магазин, но участники в этот раз дисциплинированно игнорируют соблазны.

Продолжаем тащиться по дороге на юг вдоль ручья Кунийок, игнорируя, по настоянию Опытного Участника, все повороты направо. По его воспоминаниям, обязана существовать некая натоптанная лыжня, ведущая из долины Кунийок в долину ручья Петрелиуса перед самым началом хребтика Пачвумчорр, разделяющего эти две долины. Идем то на лыжах, то пешком. Ни тот, ни другой способ удовольствия не доставляет. Удивительно, как раскатанный снегоходами снег может быть настолько неудобен для передвижения. Наконец, добираемся до начала хребтика (он справа, за ручьем), но никаких признаков обещанной ломовой лыжни не видим. В итоге находим какой-то след в сторону ручья, съезжаем вниз по крутому склону и перебираемся через ручей по снежным мостам. Подъем на тот берег тоже по крутякам и кустам. Наверху подсекаем буранку, ведущую в северо-западном направлении, что нам и нужно. Через километр она сходится с другой дорогой, идущей с северо-востока. Похоже, это одно из проигнорированных нами сегодня ответвлений, идущее напрямую почти от самой базы. Один-два лишних километра мы сегодня сделали.

Продолжаем идти по постепенно набирающей высоту лыжне в сторону перевалов Петрелиуса. Проходим поворот на перевал Южный Чоргорр. Встречаем группу, возвращающуюся из радиалки на перевал Восточный Петрелиуса. Они говорят, что на его противоположной, определяющей стороне висит мощный карниз. Наконец, через полтора перехода после переправы через Кунийок, решаем встать недалеко от границы леса. В ручье, под крутым противоположным берегом, пробив тонкий лед, набираем воды. В общем, опять прекрасные условия проживания.

Вечером беспокоит начинающая портиться погода. На крайний случай у нас есть вариант отхода в Кировск по все той же буранной дороге через простой и нудный перевал Кукисвумчорр, он же Труба, но пользоваться им очень не хочется. Отдельные участники проявляют нервозность по поводу того, успеют ли они завтра на поезд и т.д., но Старый Инструктор гасит очаги беспокойства спокойными и оптимистичными речами. Ложимся спать, положившись на Мать-Моржиху и прочих местных духов.

27 марта, 6-й ходовой день

Перевалы Западный Петрелиуса и Рамзая

С утра облачно, временами снег и слабый ветер (фото 48). Решаем, что такая погода нам не помеха, довольно быстро собираемся, выходим и идем по хорошей лыжне вверх по долине ручья Петрелиуса.

Фото 48. Утро 6-го дня Фото 49. Под перевалом Западный Петрелиуса

За переход доходим до развилки ручья. Прямо распадок ведет под перевал Восточный Петрелиуса, а нам направо. Еще за один длинный переход, любуясь, насколько позволяет погода, на могучий обрывистый кар в северном склоне горы Петрелиуса, добираемся до места, где можно начинать подъем на наш перевал. До седловины по вертикали 350-400 м, склон с этой стороны имеет крутизну местами свыше тридцати градусов. Из-за крутизны и глубины снега подъем в лоб проблематичен, но длинный и пологий траверс склона, в другое время вполне оправданный, сейчас представляется лавиноопасным. В результате выбираем промежуточный вариант – подъем с небольшим траверсом в том месте, где на склоне больше всего камней (фото 49). На участках большой крутизны без камней подъем по линии падения воды.

Опять большая часть группы надевает кошки, а несколько человек - лыжи. Подъем одолеваем не без труда, первый выбирается за час с небольшим, последний часа за полтора. Погода плохая, временами довольно сильно метет (фото 50), поэтому на перевале не задерживаемся. Спуск - постепенно расширяющийся кулуар. Немного проходим пешком, потом надеваем лыжи и с удовольствием скатываемся вниз. На той стороне ветра почти нет, но висит туман, скрывающий склоны долины Малой Белой и наш следующий перевал Рамзая на ее противоположной стороне. И лишь GPS уверенно ведет нас в правильном направлении.

Фото 50. Подъем на пер. Западный Петрелиуса Фото 51. На пер. Рамзая

За два перехода на лыжах, набрав всего порядка 100 м высоты по пологому склону, оказываемся на перевале Рамзая. Он представляет собой длинный и узкий пропил в хребте (фото 51). Спуск с перевала на лыжах по длинному (почти 4 км), извилистому кулуару средней ширины. Местами едем с ветерком, местами, где покруче, приходится извращаться с зигзагами. Кулуар постепенно выполаживается, в самом его конце падаем на заслуженный отдых (фото 52).

Фото 52. После спуска с пер. Рамзая

Далее идем переход по редколесью, переходим через озеро Малый Вудъявр. На его южном берегу двигаемся путем, понятным лишь Опытному Участнику, и вдруг оказываемся наверху крутого склона (это край старого карьера, врезанного в холм). Внизу неожиданное зрелище – множество палаток, снежных хижин-иглу и передвигающихся между ними людей в пуховках, среди которых преобладают подростки. Мы очень удачно попали сюда на неделе, когда в Хибинах, уже не в первый раз, проходят так называемые Эскимосские игры - соревнования по зимней туристской технике для детей со всего Кольского полуострова. Главный организатор этого мероприятия, здоровый дядька по имени Ерлан, оказавшийся знакомым Опытного Участника, в данный момент стоит на краю обрывчика и вместе с несколькими подростками запускает воздушного змея. Происходит обмен приветствиями и т.п. Потом группа съезжает вниз, где делится, на этот раз окончательно. Командир, Опытный Участник, Завхоз и Фотограф остаются еще на день, а остальная группа резво отбывает в Кировск и далее в Москву.

С некоторой грустью смотрим вслед уходящим товарищам, потом ставим палатку и обедаем. В начинающихся сумерках, захватив с собой ценные вещи (нас предупредили, что в соседней палатке живет группа трудных подростков, которых тут перевоспитывают) выходим, с Опытным Участником в качестве гида-проводника, на пешую прогулку в Кировск. По тому же маршруту постоянно курсируют и обитатели лагеря.

Фото 53. Скульптура Соловей-Разбойник Фото 54. Скульптура Где Мазай?!

Дойдя до первого здания у дороги, известного как профилакторий, сворачиваем направо, чтобы посетить недавно появившуюся местную достопримечательность, Снежную деревню, и выставку ледяных скульптур рядом с ней. Сначала, пока светло, осматриваем скульптуры. Многие сделаны с выдумкой и вкусом. Жаль, что рассеянное освещение позволило более-менее удачно запечатлеть лишь несколько из них (фото 53, 54). Особенно нам понравился Соловей-Разбойник - его насупленное лицо и закрученная йоговская поза совершенно неповторимы.

Затем заходим в саму деревню. На самом деле это комплекс художественно оформленных снежных пещер. Как мы поняли, построили их так: в полярную ночь на большой площадке был насыпан и утрамбован большой снежный холм, после чего группа энтузиастов, придумавших все это, прокопала в нем, в основном вручную, целый городок. Работа длилась около двух месяцев без выходных и с минимальными перерывами на сон. Результат – разноцветные снежные гроты с выставкой фотографий местной природы, ледяной мебелью, барельефами на стенах, ледяными каминами и прочими изысками – нас приятно поражает (фото 55-60; жаль только, что без штатива съемки в полутьме вышли не очень удачными). За вход берут небольшие деньги и наливают стаканчик шампанского в баре. Выходим из деревни весьма впечатленные и довольные. Напоследок бросаем еще один взгляд на скульптуры (фото 61).

Фото 55. Снежная деревня, выставка фотографий Фото 56. Снежная деревня, бар

Фото 57. Снежная деревня, стол Фото 58. Снежная деревня, камин

Фото 59. Снежная деревня, VIP-комната Фото 60. Снежная деревня, мега-барельеф

Оставшаяся часть прогулки – чисто утилитарная, до продуктового магазина в Кировске и обратно в лагерь. Часть дороги проехали на такси, но все равно, учитывая сегодняшний лыжный маршрут, давненько не приходилось столько ходить в пластиковых ботинках... Наконец, поздно вечером укладываемся спать в неотапливаемой и сделавшейся вдруг очень просторной Зиме.

28 марта, 7-й ходовой день

Радиальный выход на г. Тахтарвумчорр – выход в Кировск

Пояснение: в этом отчете горой Тахтарвумчорр мы называем платообразную вершину, расположенную в одноименном хребте севернее характерного пропиленного перевала Географов. На фото 62 она справа. Не путать со следующим на север поднятием в хребте, обозначенным этим же именем на карте Хибин масштаба 1:200000.

Фото 61. Ледяные скульптуры Фото 62. г. Вудъяврчорр, пер. Географов и г. Тахтарвумчорр

Выходим не очень рано, сразу пешком. Кошек не берем (Опытный Участник утверждает, что они не понадобятся). Солнечно, погода кажется почти теплой. Долго разыскиваем место, где можно переправиться через ручей Вудъяврйок. Как выяснилось на обратном пути, ниже по течению есть полноценный снежный мост. Мы же обходных путей не ищем и в итоге развлекаемся нетипичным для зимы метанием булыжников в воду (фото 63) и прыжками по камушкам на мелководье (фото 64).

Фото 63. Телекинез Фото 64. Зимний брод

От места переправы, набрав пару сотен метров высоты (фото 65; справа вдали виден лагерь) выбираемся на слабонаклоненную обширную террасу под перевалом Географов и склонами гор Вудъяврчорр и Тахтарвумчорр. Здесь подсекаем натоптанную тропу на перевал. Подъем простой, но долгий (фото 66); в процессе позади постепенно расширяется мощный панорамный вид на горы и Кировский рудник. Сам перевал представляет собой короткое ущелье с очень высокими вертикальными стенами (фото 67). Проходим его насквозь, т.к. подниматься на гору целесообразно по той стороне хребта. Тут вдруг некстати задувает сильный ветер, заставляющий Командира вспомнить о забытых в лагере горнолыжных очках... Снежные флаги на горе в этот момент выглядят довольно сурово (фото 68).

Фото 65. Подъем на террасу под пер. Географов Фото 66. Подъем на пер. Географов

Фото 67. Ущелье пер. Географов Фото 68. Вид на г. Тахтарвумчорр с пер. Географов

Начинаем подъем траверсом хребта, постепенно подбираясь ближе к гребню. Склон вначале пологий, но ближе к вершине начинают попадаться более крутые участки (фото 69). Незадолго до выхода на плато проходим несколько крутых, покрытых снегом и фирном полок под нависающими скалами, красиво облепленными снегом (фото 70). Полки обрываются склоном крутизной под 45 градусов. Кое-где приходится слегка придерживаться руками (фото 71). Поскольку снег везде весьма крутой и твердый, Командир не без опасения думает о спуске и о том, зачем он послушался Опытного Участника и не взял кошки. Если в этом походе их и стоило куда-то тащить, так это сюда - по зиме тут нормальный 1Б.

Фото 69. Подъем на г. Тахтарвумчорр Фото 70. Под заиндевевшей скалой

Фото 71. Перед выходом на плато Тахтарвумчорр Фото 72. Вид на север с г. Тахтарвумчорр

Наконец, выбираемся наверх. Ветер, как по волшебству, стихает, мы зачарованно бродим по плато и наслаждаемся великолепными пейзажами, открывающимися во все стороны (фото 72, 73). На севере плато рассечено глубоким провалом с отвесными стенами (фото 74). Нагулявшись, фотографируемся (фото 75) и идем на спуск.

Фото 73. Вид на запад с г. Тахтарвумчорр Фото 74. Разлом в плато Тахтарвумчорр

Фото 75. Группа на г. Тахтарвумчорр Фото 76. Спуск по крутой полке, ч.1

Преодоление неприятных участков задом на три такта с лыжными палками проходит легче, чем ожидалось (фото 76, 77), вызывая рассуждения о том, что если бы такие упражнения проделывать чаще, то мы бы сейчас вообще не заморачивались насчет кошек и прочих железок. После спуска еще раз напоследок разглядываем величественные горы, и тут Фотограф делает весьма удачный снимок (фото 78).

Фото 77. Спуск по крутой полке, ч.2 Фото 78. Двое над Хибинами

Дальнейший спуск проходит быстро. По дороге встречаем массу народа, идущего на перевал. Более всего потрясает дяденька лет пятидесяти, в городской одежде и чуть ли не в штиблетах. Надеемся, что он благоразумно остановился там, где в этой обуви еще можно спуститься. Вернувшись, делаем прощальный снимок эскимосского лагеря (фото 79), а также расположенной недалеко артезианской скважины, сейчас представляющей собой замерзший фонтан (фото 80).

Фото 79. Лагерь Эскимосских игр Фото 80. Замерзший артезианский фонтан

Собираемся и по уже известной дороге не спеша выходим в Кировск. Садимся на автобус до центра, потом на следующий, до города Апатиты. Там необходимо встретиться с Сергеем, знакомым Опытного Участника, одолжившим нам кошки. Покупаем для него Массандру, тортик и закуски, и по принципу тетенька, дайте попить, а то так есть хочется, что даже переночевать негде набиваемся в гости с целью помыться перед отъездом. Правда, оказывается, что в данный момент Серега не дома, а на местном молодежном рок-фестивале, где он в числе организаторов. В результате наша группа ненадолго оказывается на этом мероприятии. Командир вдруг обнаруживает себя стоящим в поларе и пластиковых ботинках посреди зала с толпой пританцовывающих под грохочущую музыку мальчиков и девочек старшего школьного возраста. Такого экзотического завершения похода у нас еще не было. Молодежь выглядит точно так же, как в Москве или Сан-Франциско – и не поверишь, что за стенами заполярный город.

По окончании концерта приходим к Сереге на квартиру, где нас радушно принимают. Ну просто отличные ребята. Командир знакомится с богатой коллекцией снаряжения для телемарка, заметно расширив собственный кругозор. Пластиковые ботинки, которые гнутся в стопе – похоже, неплохая идея, которую стоит попробовать в будущем. Совершив запланированные процедуры и пообщавшись за той самой Массандрой, сердечно прощаемся, грузимся в такси, доезжаем до станции и садимся в поезд. Все, поход окончен.

Выводы,рекомендации

В наше время Хибины представляют собой чрезвычайно освоенный и посещаемый район. В школьные каникулы на маршруте могут одновременно находиться десятки групп. От Кировска до базы КСС и оттуда радиально под перевалы Лявочорр, Рисчорр и Чоргорр ездят отдыхающие на снегоходах. На базе сдаются комнаты, работает магазин, есть ретранслятор сотовой связи. Телефоны также уверенно работают на перевале Северный Чоргорр и Северный Лявочорр, Географов и, по-видимому, в других точках, находящихся в прямой видимости от станций железной дороги, обходящей горы с запада. Из-за обилия туристов в районе практически нет дров (кроме наиболее густого леса в районе озера Гольцовое). Все это не добавляет ощущения походной оторванности от мира, но есть и плюс - если что, выйти на связь или выбраться к цивилизации можно за полдня-день практически отовсюду.

С другой стороны, остаются прежними достоинства Хибин: насыщенность красивыми элементами, сравнительно слабая тропежка, наличие удобных для катания склонов, не особенно суровый климат. Правда, погода в марте-апреле может варьироваться от солнечной и в целом комфортной (как было большую часть этого похода) до пасмурной, временами с сильным ветром (как было, в частности, у нас в 2005-м году – тогда за неделю был лишь один полностью солнечный день). В хорошую погоду очень интересны радиальные выходы или траверсы многочисленных хребтов и плато, но в плохую, по свидетельствам пытавшихся подняться повыше, ветер может просто валить с ног.

Исходя из этого, считаем, что для опытной группы идеальный поход в Хибинах – по динамическому плану, когда заранее продумываются как переходы из долины в долину через перевалы, так и всевозможные радиалки (или траверсы с рюкзаками). Уже на маршруте можно по ситуации выбирать подходящие варианты. На последний день можно заложить подъем на гору Тахтарвумчорр, который при плохой погоде легко заменить досрочным выходом в Кировск и культурной программой – скажем, катанием по трассе на горных лыжах.

Об одном элементе снаряжения

Фото 81. Чертеж шатровой палатки нетипичной конструкции

В лагере Эскимосских игр нам показали чертеж шатровой палатки нетипичной конструкции (фото 81) - с квадратным дном, но при этом восьмигранной крышей, обеспечивающей устойчивость на ветру. Основная хитрость, позволяющая добиться такой формы – это пятиугольные вертикальные боковые грани. Конструкция позволяет удобнее разместиться внутри благодаря более рациональной, по сравнению с десятигранной Зимой, форме дна. Автора палатки из г. Североморска зовут Эдуард Миронов, его координаты mironov_eduard на мэйл.ру.

Добавлен: 09 нояб 2009 01:09 Автор: Starks #44194
Starks аватар
Классный отчет, захотелось в лыжный поход. ;)
Добавлен: 09 нояб 2009 01:27 Автор: MuXaCb #44195
MuXaCb аватар
а до этого не хотелось?+)
Добавлен: 09 нояб 2009 13:25 Автор: Any #44200
Any аватар
Талантливый руковод талантлив во всем!

ЗЫ:
[задумчиво] и нафига я променяла лыжи на америку...
Добавлен: 09 нояб 2009 13:43 Автор: sashov #44201
sashov аватар
Палатка называется "Уральская", разработана в 80-е, промышленно не выпускалась, используется "советским" поколением туристов-лыжников, типичный размер 360х360 при высоте 200. В Москве шьётся на заказ.
Добавлен: 09 нояб 2009 22:41 Автор: dmitriev #44203
dmitriev аватар
Аня, спасибо! Я польщен и растаял :)

Леша - и откуда ты все знаешь? ;) Мы, кстати, в 2008-м перед Полярным прошерстили на тему палаток все, что можно. Узнали про ебургские "полубочки", еще чьи-то десятигранные шатры с более низкими, чем у "Зимы", боковыми гранями переменной высоты, но такой конструкции и близко не встречалось.
Добавлен: 09 нояб 2009 22:54 Автор: sashov #44204
sashov аватар
Я с такой ходил прошлой зимой в Саяны, после чего заказал себе. Этой зимой пойду с ней.
Добавлен: 10 нояб 2009 01:48 Автор: bepehux #44206
bepehux аватар
Можно пожелание на будущее по поводу оформления: делайте превьюшки фоток поменьше плз, а то страница не влезает в разрешение 1024х768, из-за чего читать крайне неудобно. Да и весит она под 5 МБ. Для жителей дефолт-сити это не особо критично, а вот в регионах с помегабайтным медленным интернетом вполне себе.