Отчет о лыжном ПВД Привалово-Вельяминово (23 января 2005)

Автор: zaya, 25.01.2005 03:00
Просмотров: 3056

Отчет о лыжном походе выходного дня 23 января 2005 г. по маршруту Привалово - Вельяминово.

В очередной раз стойкие перцы подтвердили, что за городом - зима!

 

Цель похода и краткое описание маршрута

По причине того, что практически все потенциальные участники этого похода в субботу оказались на даче, расположенной в Ожерелье, пришлось проложить маршрут по Павелецкой дороге. Маршрут получился полуколцевой и прошел через множество заманчиво смотревшихся на карте небольших деревень. Так что, кроме желания просто покататься, нужно было осмотреть кое-какие достопримечательности.

У всех, кто не был на даче, тоже имелся шанс к нам присоединиться, приехав с утра из Москвы. Но они, к сожалению, этой возможностью не воспользовались. А зря…

Заявленная нитка маршрута

ст. Привалово - Кишкино - Кошелевка - Глебово - обед на р. Коновка - Хонятино - Пестриково - Кунавино -  Марьинское - Толочаново - ст. Вельяминово.

Пройденная нитка маршрута

ст. Привалово – Константиновские хутора - Кишкино - Кошелевка - * - Хонятино - Пестриково – Тютьково -  Каверино - Татариново - ст. Вельяминово.

Описание похода

После субботнего оттяга на даче небольшая группа энтузиастов встала пораньше и отправилась на электричку, пока все остальные сладко спали. Редкий случай – для того, чтобы попасть к месту старта, нужно было ехать не от Москвы, а, наоборот, к Москве. Это потому, что дача располагалась за Окой на окраине Ожерелья

Дорога Павелецкая, южная. Всю неделю нас терзали сомнения, а стоит ли вообще брать с собой лыжи, так как продолжительные оттепели уничтожили большую часть снега, а серьезных снегопадов на неделе не было – стояла ясная погода, как назло. Обстановка складывалась трудная, и знакомые с сомнением оценивали наши планы. Но прогноз на пятницу вселил-таки надежду. Обещали сильный снегопад. И действительно, всю пятницу сыпал снежок и мела метель. В субботу тоже постоянно с неба сыпал то дождик,  то мокрый снег. А в воскресенье погода преподнесла нам маленький подарок – легкий минус и свежевыпавший накануне снежок, прикрывший наст.

Из Ожерелья мы приехали на платформу Привалово. Никто со стороны Москвы не показался, испугались, наверное… Им же хуже.

Мы встегнулись в лыжи и пересекли поле в направлении коровника в селе Константиновское. Наст держал, по полю можно было даже катить коньком, но свежий снег притормаживал. В общем, катуха хорошая.

Перешли шоссе и встали на проселок, который вскоре вошел в лес. По сторонам попадались небольшие дачные поселки со звучными названиями – Эдельвейс, Знание и т. д. Путь они не преграждали, за что им отдельное спасибо.

Дорога привела в деревню Кишкино. Меня позабавило, что в этих краях находится две деревни Кишкино, причем между ними всего 10 км по прямой. В центре деревни оказался старый заброшенный парк и несколько кирпичных строений, выполненных в едином стиле. Усадьба. Центральный дом имел фронтон с колоннами, внутри виднелись остатки лестниц и комнат. Так как стен внутри почти не осталось, вся внутренняя архитектура просматривалась, как на макете. Такое впечатление, что усадьбу пытались взрывать...

Через парк вышли к большой церкви. Она явно относилась к всему ансамблю усадьбы. Вид был обшарпанный, но заметно было, что церковь не заброшена. Двери были закрыты, новая кровля, объява на двери, призывающая помочь в восстановлении храма.

От церкви мы покатили на юго-восток, по плотине между двух прудов. Дорога миновала дачи, маленькое кладбище справа в лесу и вошла в угол леса. Глубокие колеи говорили о том, что дорогой иногда пользуются. Она вывела через полтора километра к небольшому дачному поселку, оставшемуся по правую руку.

Перекусили оставшимися с вечера бананами. Бананы запили специальной ускоряющей жидкостью и быстро понеслись дальше.

Дорога вела через поле в деревню Кошелевка, но нам туда надо. Свернули влево и покатили прямо через поле на северо-восток, целясь в самый дальний угол леса. Подсекли проселочную дорогу, которая вывела к левой границе леса и спустилась к небольшому пруду – вдоль границы леса в овраге протекал ручей. Дальше за первым прудом оказался второй, поменьше. А на опушке леса мы заметили то, о чем давно мечтали – темно зеленый еловый лес. На всем пути нас окружали сплошные березовые рощи. Эти места – настоящий край березового ситца. Только вот костер в таком лесу не слишком-то запалишь, дров не найдется. Поэтому еловый островок, да вдобавок на берегу ручья был для нас просто подарком. Решили пообедать.

Наломали мелочи на костер, стали поджигать. Но тонкие еловые веточки отсырели от вчерашнего дождя, мороз не успел еще их высушить, поэтому долго возились с костром. Вдобавок Леня сразу сломал зажигалку. На наше счастье у меня оказалась вторая, которой мы подожгли первую. Пластик прогорел, и из зажигалки стала прорываться струйка пламени, как факел. Так что, в конце концов, костер мы развели. С первой зажигалки! =)

Обнаружилась еще одна беда – мы забыли взять хлеба. Пришлось мазать паштет прямо на колбасу и класть сыр сверху. Закипятили кан чая, но, выпив чай из термосов, заливать их не стали – мне показалось, что вернемся мы быстро, и лишнюю тяжесть тащить не хотелось. (Вот чайник!)

После обеда стала портиться погода. Потеплело, стал падать снежок. Через лес по дорожке вышли на Хонятинское поле. Поехали вдоль опушки, по дороге отрабатывая коньковый ход.

Вскоре слева показался небольшой пруд. Спустились, по плотине переехали на другую сторону к деревне. Забрали правее и обошли крайние дома. Отсюда открылся отличный вид на церковь в Хонятино – она стояла на другом берегу большого пруда. Жалко только, что снег стал валить гуще, и видимость резко ухудшилась...

Миновали, облаянные собаками, образцово-показательное хозяйство со стаей красивых гордых гусей, по плотине перешли на другую сторону очередного пруда. (Эти края просто изобилуют прудами. Этому, видать, способствует пересеченность местности и множество оврагов.) По деревенской улице выехали на околицу. Дорога через поле привела к небольшому песчаному карьеру. Мы подмазались, так как стала доставать отдача, свернули на запад, перешли по свежей плотине ручей (очередной крохотный пруд), преодолели подъем, перелесок и оказались в деревне Пестриково. Там осмотрели маленький памятник защитникам отечества.

Не обошлось и без пруда, конечно. Деревня расположилась вдоль него по обе стороны, пришлось воспользоваться плотиной, чтобы оказаться в дальней северо-западной части. Потропили по диагонали через поле в дальний угол леса. Но вскоре по конфигурации поля стало ясно, что мы сгоряча пульнули куда-то не туда. Оказалось, что вместо того, чтобы за деревней пройти дальше на запад, мы отклонились к северу и попали на соседнее поле. Вовремя я вытащил компас, а то бы убежали… Скорректировали свой дериксьон.

Два поля разделял перелесок с притаившимся в нем оврагом. Преодолели его и попали на небольшое поле, дальний край которого стал зарастать кустами и березками. Слабую дорогу, шедшую вдоль оврага и заходившую на север в лес, я проигнорировал (а зря, как потом оказалось). Мы дошли до дальнего северо-западного угла поля. Никакой дороги дальше через лес не нашлось. Я надеялся, что две деревни – Пестриково и Тютьково соединяет какая-нибудь дорожка, или в крайнем случае собирался пройти километр через лес по азимуту, чтобы попасть на Тютьковское поле. Но двигаться по азимуту на северо-запад не получилось. Лес в этом месте был довольно плотным, на этот раз светлые березки сменились матерым ельником. Нас упорно оттесняло вправо.

Вскоре подсекли едва заметную дорожку, по которой шел старый след – прошел какой-то человек пешком. След уводил на север, а пройти влево не давала старая вырубка, настолько плотно заросшая молодым кустарником, что протиснуться между стволами было местами просто невозможно. Тонкие столы стояли стеной, никаких дорог в нужную сторону не попадалось. Нам оставалось одно – обходить вырубку по лесу, все дальше отклоняясь к северу. В одном месте спугнули целую стаю огромных птиц – филинов. Они прятались в густой высокой ели и по очереди бесшумно вылетали из нее, скрываясь между стволами. Мы поорали минут пять, и спугнули около десятка этих ночных птиц. Никогда еще не видел их в таком количестве! Ну и здоровые – размах крыльев около метра!

В конце концов вырубка закончилась и влево пошла долгожданная дорожка. После вырубки она стала похожа на просеку. Метров через 300 вышли на Тютьковское поле.

Что-то после лесных блужданий участнички приуныли. Вот тут-то и пригодился бы обеденный чаек, но мы, к сожалению, термоса не залили… Впредь будем умнее. Положение спас чудо-сникерс. Допинг немного поднял настроение Наталье, и мы побрели дальше через поле.

Погода испортилась окончательно, снег валил не переставая, да и времени было уже больше четырех. А до станции еще около 9 километров, стало ясно, что такими темпами засветло нам на платформу не попасть. В добавок ко всему Леня намял пальцы тесными ботинками, ему приходилось несладко. Правда он мужественно терпел и не роптал. Настоящий man!

По окраине справа обошли Тютьково. Отсюда вела асфальтовая дорога, пришлось бежать рядом по полю, чтобы не калечить лыжи льдом и камушками. По мосту переехали речку Нудовку. Затем дорога завернула влево на юго-запад. Мы сошли с нее вправо, пересекли длинное поле и, обогнув перелесок, скатились вдоль овражка и дачного поселка к речке Речице. Спуск был довольно крутой. На наше счастье нашелся деревянный мостик из двух бревен с перилами, и мы, переправившись, оказались у деревни Каверино. Проткнули ее, пересекли шоссе, потом пошли на запад и вдоль заросшего оврага, пересекли большое поле, на котором были сложены в огромные кучи круглые брикеты соломы.

За полем вдоль леса расположился дачный поселок. Пришлось обходить его слева, так как в темноте выискивать дорогу прямо не хотелось, к тому же ее запросто могло и не быть. Обошли дачи, перелезли через пару оврагов и по опушке леса вышли к дороге, которая вела через следующее поле. Совсем стемнело, а снег только усилился.

Через километр дорога вышла на шоссе. Прямо дороги через лес не сыскалось, пришлось пройтись по шоссе метров 200 на юг вдоль границы леса, потом снова свернуть на запад и через небольшой перелесок по лесной дорожке выйти к окраине дачного поселка.

Краем дач, а затем напрямик через поле мы выкатили на шоссе, ведущее в большой поселок Татариново. Можно было объехать эту населенку левее, по дачным участкам, но для этого надо было представлять, куда ехать, а в темноте стена дач выглядела угрожающе. В итоге по обочине шоссе мы проехали метров 100 и свернули на улицу, ведущую в сторону станции. Оттуда топал народ, и мы уточнили дорогу. Оставалось совсем немного. Держись, Леня!

Последние метры прокатили (по мере сил) коньком и через маленький лесок по освещенной редкими фонарями дороге выкатили к платформе на зависть местным неспортивным жителям. Было уже почти 6 часов...

К нашему великому разочарованию ларек и магазин на станциях были уже закрыты, так что нашим мечтам о пивасике и соке не суждено было сбыться. У, облом.

А в целом, несмотря на подлип, стертые ноги и севшие у некоторых батарейки, мы круто покатались.

Слава крутым перцам, позор тряпкам и люзерам. Ура!

Выводы

Маршрут неплохой. Если исправить некоторые ошибки, то его запросто можно пройти еще раз. На пути встречается множество симпатичных деревень, леса разнообразные, преимущественно березовые. Поражает обилие прудов и прудиков. Вообще край очень красивый, настоящая среднерусская сторона. Рекомендую.

Приложения

На карте в этом районе расположены две деревни с одинаковым названием Кишкино. Причем по прямой между ними всего 10 километров! Через одну из них мы проехали, и я решил поискать информацию про эту деревню. Найти удалось немного, но кое-какие упоминания все-таки нарыл. Вот цитаты:

В деревне  Кишкино-Пустое (Богородское) есть запущенный парк в усадьбе. Сохранились заброшенная Казанская церковь (1780 г.) и усадебные постройки.

Усадьба Кишкино-Пустое (Богородское тож) начала строиться в конце XVIII в., когда селом владела Н.А.Ольцева. В 1780 г. возведена церковь Казанской иконы Божией матери с приделом апостола Иоанна Богослова. Строительство в усадьбе продолжалось до середины XIX в., когда она была во владении Н.А. Кавецкой.

В советское время храм был закрыт. Иконы переданы в музей древнерусского искусства им. Андрея Рублёва. От усадьбы сохранились дом с флигелями, церковь, каскадные пруды и липовый парк. Настоятель, протоиерей Пётр Любимов (род. 1867) был арестован и расстрелян 14.03.1938 г. на Бутовском полигоне.

Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 г. прославил о. Петра Любимова в сонме новомучеников Российских.

Итак, раньше в Кишкино была церковь Казанской иконы Божией Матери. Позже она была перестроена (1901-1910 гг.) и стала называться Церковь Успения Пресвятой Богородицы. Упоминания об этом встречаются в описании жизни настоятеля этого храма, Петра Любимова:

Священномученик Петр (Любимов)

Священномученик Петр родился 6 января 1867 года на праздник Крещения Господня в селе Свитино Подольского уезда Московской губернии в семье псаломщика - Любимова Павла Петровича.

26 сентября 1903 году Петр Павлович Любимов был рукоположен во священника и определен настоятелем Успенской церкви села Кишкино Бронницкого уезда Московской губернии.

О том, что отец Петр был человеком деятельным, красноречиво свидетельствует тот факт, что при его непосредственном участии на пожертвования благотворителей в начале 1910-х годов в селе Кишкино был построен новый каменный храм. 22 мая 1908 года он направил прошение с просьбой разрешить постройку нового храма, объясняя это тем, что настоящий храм во имя Пресвятой Богородицы ныне стал ветх и грозит разрушением. Вскоре совместными трудами всей паствы храм был отстроен и украшен резным иконостасом и новыми иконами. Новый храм был освящен 29 июля 1912 года.

Все это время отец Петр не прекращал своею педагогическую деятельность, с утверждения епархиального начальства он состоял, с 1903 по 1919 год, законоучителем Кишкинского начального земского училища.

В 1917 году мирная жизнь этого прихода, как и многих других, оборвалась. У храма отняли землю, а все церковное имущество, включая и само здание храма, стало народным достоянием. 4 марта 1926 года приход храма заключил договор с Бронницким уездным Исполкомом о принятии в пользование здания культа... с предметами культа. 57 прихожан разделили со священником и приходским советом ответственность за храмовое имущество, поставив свои подписи под этим документом. К тому времени часть церковного имущества уже была изъята в пользу голодающих. Ограбив храм, новая власть не могла не тронуть его священнослужителя.

В очередную волну гонений в начале 30-х годов власти закрыли многие соседние храмы, и отцу Петру, тогда уже пожилому священнику, приходилось много ездить и служить по окрестным деревням. Когда в середине 1930-х годов был выслан, а затем и арестован священник ближайшего села Мартыновское отец Петр Кедров, обездоленный приход своего друга стал окормлять отец Петр Любимов.

Стойкость отца Петра, его горячая проповедь и дар объединять вокруг себя людей раздражали власти, и при новой волне репрессий он был арестован как организатор антисоветской контрреволюционной организации на территории Михневского и Малинского районов. Дело против отца Петра было сфабриковано на основании показаний лжесвидетелей.  В тюрьме его и без того подорванное здоровье ухудшилось.

9 марта 1938 года Тройка НКВД приговорила отца Петра к расстрелу. 14 марта 1938 года протоиерей Петр Любимов был расстрелян. Место его захоронения неизвестно.

Вот такая история...

Добавлен: 25 янв 2005 18:21 Автор: SG #35308
SG аватар
Да, покатлись очень круто. Особенно радовала возможность катнуться много где коньком. В марте можно махнуть по тем же местам, да? ;)
Добавлен: 25 янв 2005 20:07 Автор: zaya #35310
zaya аватар
В марте там снега ни пса не будет.

"Но нас малым снегом напугаешь едва ли.
Мы, лыжники, в жизни такого видали..!"