Из неопубликованного

Автор: Расторгуев, 16.10.2006 04:00
Просмотров: 2475

отрывок из неопубликованной до сих пор книги Спортивно-географическая...

            Год 2005.  Тройка А в сезон туманов.

    С 2002 года оставался напройденным насквозь перевал МЧС и перевал с безымянного ледника между Юномами на ледник Чегем. Я должен был ехать в Джан-Туган начальником наших туристских сборов (4 двойки + одна тройка + две четверки). Своей команды опять не было и все откладывалось. 

 

   В городском турклубе подошел Вадим Ляпин:

– 3А первопрохождение интересует?

– В этому году без команды, тем более без пятерочной. А сам чего?

– Я в июне в Осетию, а в сентябре по северным отрогам сервернее Эльбруса.

– Ну нет команды.

– Ладно. Смотри. Может быть соберешься. Перевал из тех, что ты называешь спортивными перевалами или, как в классификаторе, СЗН (самостоятельного значения не имеет– прим.автора). Перевал находится между вершинами Суллукол и Спартакиады. Соединят реки Тютю-су и Адыр-су. Подъем на перевал из Тютю-су совпадает с началом альпинистского маршрута на Суллукол, который давно не ходят (в Тютю-су нет альплагерей и только подход под маршрут займет сутки – прим.автора). Этот маршрут описан у Наумова в Баксанской долине. Но нет информации, что кто-то поднимался с той стороны и спускался в Адыр-су. Из наших (из туристов– прим.автора) его точно никто не ходил. С одной стороны от массива Суллукол-Спартакиады перевал Спартакиады 2А, с другой стороны перевал 30 лет Советского альпинизма 2А. Вот фотографии из Тютю-су.

– А это 3А? Что-то больше на 3Б похоже.

– Пройдешь – напишешь. Как называть будешь?. Только не надо какого-нибудь Васи Пупкина. Лучше Плечо Спартакиады.

– Ага. Спартакиады – это Спартакиады народов СССР. Поэтому перевал будет имени Плеча Спрартакиады народов СССР. Тогда уж Плечо Суллукола.

 

     Одной из двоек руководил Антон Мадонов. Он ходил со мной еще с 2002 года. Сразу после первой двойки я был готов его выпустить хоть в шестерку. И выпустил бы, если бы Правила... позволяли. Это с ним мы в 2003 вышли на перевал МЧС. В этом году он защищал диплом на ИУ6.

– Антон. 3А, первопрохождение, идем?

– Когда?

– Сразу после твоей двойки.

– А сколько времени займет?

– Ну, смотри, – достаю фото – день подхода, день наверх, день спуска и плюс день на непогоду.

– Тут наверх дня два. Может полтора, но вниз все равно не пойдешь. А что на спуске? Столько же? Итого пять, без непогоды. А кто идет?

– Спуск обещают быстрее. За сутки.

– Значит пятый день на непогоду. Так, кто идет?

– Пока что ты да я. А что, нужен третий? Разливать будет непривычно? – Бауманец и Владимира Коршунова мы провешивали втроем (первопрохождения четверки 2003 года – прим.автора). Неплохо получилось. Да и вес на каждого уменьшится – палатка та же, кастрюли тоже...

– Скорость упадет. – Упадет. Но не намного. Наверстаем за счет облегчения рюкзаков. Так кто третий?

– Пока никто. Что у нас делает Южанинов? (Антон Южанинов, студент фак.БМТ, чемпион России по горному туризму 2001 года – прим.автора)

– Работает. Но недельку летом наверное выкроит. Звони.

 

 

            Этот поход заранее не заявляли. Но в рамках новейших изменений Правил... можем по прохождении сдать отчет на Чемпионаты Моквы и России по класу Локальные препятствия. Что и будет сделано.

 

            Антон Мадонов закончил поход и привел свою двойку в Джан-Туган. Антон Южанинов специально к этому времени прилетел на Кавказ и в первый же день по прибытии в Джан-Туган для акклиматизации сбегал на Курмычи (4050 м.) – мне бы такую батарейку, здоровьем называется.

     В последний день смены выехали в Тютюсу. Антон Мадонов в этом сезоне здесь уже прошел со своей двойкой. Он уже точно рассчитывает от куда до куда мы пройдем за каждый переход.

     Хотя Южанинов и сбегал на Курмычи, акклиматьизации все-таки не хватает – он отстает. 

     В последнюю ночь бауманский стройотряд с девушками ОФПистками отмечали окончание смены и устроили такую шумовую завесу, что весь лагерь не спал. Утром учебная часть и все инструктора разбирались с ночными нарушителями. Нервотрепка все еще та. В общем, я тоже отстаю и иду вторым. Первым рассекает Мадонов. 

      Наш перевал угадывается сквозь облака. 

      Подходим к разливам Тютю-су. Двойки Мадонова и Саши Чушева стартовалди вместе и строили здесь переправу из бревен. Основных – два рукава. Они сложили переправу через первый. Переправились. И эти же бревна перебросили через второй рукав. Переправились и пошли дальше. 

      Нам сейчас вновь переходить через первый рукав. Заниматься строительными работами не хочется. С Антоном Мадоновым уходим наверх. Пытаемся найти переход по камням у начала разливов. Ничего похожего нет. Потратив час возвращаемся и начинаем таскать бревна для моста. Верховья реки. Лес уже слабый, низкорослый. Большую часть времени занимает поиск больших сухих крепких стволов. Рубить зеленые деревья нечем. Да и было бы чем – не стали бы. На таких высотах лес уже берегут. А до следующего сезона мост не простоит – снесет весенним паводком.

     Полтора часа строим мост через первый рукав. Моментально проскакиваем через второй рукав и уже в темноте устремляемся к ночевкам у ручья Сев.Суллукол. Мадонов хорошо помнит это место (меньше месяца прошло) и уверенно ведет нас. К вечеру поднялся туман. Ничего не видно. (На самом деле туман образуется на месте, а поднимаются снизу облака. Но все равно принято говорить – туман. Прим.автора)

     Утром светит солнце. Мадонов кричит: Быстрее сюда. Смотрите, пока не затянуло. Пока вылезали из палатки – затянуло. Ближайший путь прекрасно виден, но конечная цель – в тумане.

     За 2,5 перехода выходим на ледн.Сев.Суллукол. За это время солнце разогнало туман и наш перевал открылся во всей красе. Если пересеч ледник, то упремся в перевал Студенческий. Нам это не нужно.Начинаем подъем вдоль правого берега ледника. Упираемся в разрывы. Находим проход по центру разрывов. Рюкзаки все-таки приходиться вытаскивать отдельно. Время-время. Выходим на плоский холм посреди разрывов. Кажется, что разрывов больше нет. То есть они есть, но прекрасно читается обход, прямо под перевальный взлет. Ставим палатку. Готовим обед. После обеда уходим вешать веревки на завтра.

     Прошли под ледопадом к косой полке. Провешиваем полку и упираемся в очередную ступень ледопада. Проходим под ней и поднимаемся между разрывами наверх, на горизонтальную снежную полку. До перевала по-прежнему, как до Африки. Ясно, что ночевать надо здесь. Время уже 18-00.

     Срочно спускаемся вниз, сворачиваем лагерь (благо не сильно распаковывали рюкзаки – достали только палатку, примуса и кастрюли). По провешенным веревкам взлетаем наверх. К 20-00 вернулись. На завтра у нас ничего не висит. Зато лагерь уже на три веревки выше. 

     Утром радостно обходим один ледовый разлом и тут же упираемся в другой, протяженный разлом. Приходится спуститься ему на дно и траверсом крутой косой перемычки подняться на его верхний край. Рюкзаки переправляем отдельно. Такие вещи с рюкзаками не ходятся. От верхнего края острый нож ведет к ледовой стенке с карнизом. Кажется, что она улыбается нам, от уха до уха. Антон Мадонов прошел стенку и карниз. Рюкзаки, как водится, вытянули отдельно.

     Перевал, вот он, перед нами, как на ладони. Перед ним очередная серия разрывов. Но все уже весьма полого. Легко нахожу проходы и выходим под перевальный взлет.

     Вариантов подъема два. Пройти прижимаясь к скалам вдоль скальных островов или ближе к центру, по льду и снегу. Что бы идти вдоль скальных островов надо пройти бергшрунд. Ближе к центру вроде бы есть снежный мост. Наверное Мадонову надоело лазить по трещинам. Он выбрал ближе к центру.

     Пока два Антона провешивались по центру, я сбегал на разведку под скальные острова. Проход через бергшрунд есть, и даже проще, чем по центру. Вернулся. Поставил вариться обед.

     Только сварился обед – вернулись Антоны. От снежного моста наверх ведет глубокий снежный кулуар с ледяным дном. По льду течет вода. Они провесили 130 метров перил до второго скального острова и еще 30 метров по скалам. На спуске поймали камнепад, который накрывает верхнюю часть снежного кулуара. Антон Мадонов заполучил камень в ногу и хромает.

     Высказал свои сомнения, что грамотнее было бы идти по островам, а не вдоль них. Но поздно – перила провешаны.

     Пообедали и начали жюмарить на второй скальный остров. Когда шел я, с разрушающегося второго скального острова отвалился кусок, развалился и так сыпанул по всем скальным островам, что не оставил вопросов где идти.

     Верхняя часть кулуара обстреливается. Нечасто, одиночными камнями. Если аккуратно наблюдать (а еще лучше выставить наблюдателя) – очень даже ничего. Лучше, чем на скалах внизу под шрапнельным обстрелом. Идти, наверное, надо было еще центрее, не по кулуару. Хотя это физически сильно труднее.

     От второго скального острова еще 260 метров перил по ледовому склону крутизной 50-55 градусов. Я снимаю веревки. Вешаются Антоны. Делают они это медленно. Особенно Южанинов. Хочется его сменить. Но пересменка займет столько времени, что неизвестно – что лучше. Светлое время кончается, а перевал приближается очень медленно. Все когда-нибудь кончается. Кончился и этот склон. Уже в темноте.

     От седловины вниз ведут три осыпных кулуара. Все они сливаются. Начинаем спуск с ближайшего к Суллуколу. Через 100 метров осыпь кончается. Начинается лед. Вешаемся.

     Через 200 метров кулуар начинает простреливаться вытаявшими камнями. Срочно прижимаемся влево и выходим на разрушенное скальное ребро. Одна веревка по ребру и мы у слияния двух кулуаров – справа и слева от ребра. По нашему кулуару идут уже не просто камнепады, а самые настоящие сели. Прямого пути вниз нет. Не знаешь чего делать – высылай разведку. Ставим обед. Выходим на разведку.

     Если пересеч второй кулуар и подняться по скалам на его левый борт попадаем на обширное скальное плато. Оно уходит за угол, и что дальше – не понятно.

     Антоны сходили на плато и увидели спуск на тело ледника Суллукол. Метров 100-110 вертикального отвеса от края плато. На плато лазанием с рюкзаками не выйти – надо вешать надежные перила. Пока ходила разведка и варился обед, по второму кулуару пошли камни. Не как по первому, но все равно неприятно.

     Антоны начали вешать перила для выхода на плато. Когда они уже скрылись за углом, на гребене правого скального борта кулуара появились горные козлы. Неужели с той стороны кулуара ходится ногами. Правда, чтобы подняться на гребень, надо повесить метров 200 перил по скалам. Просматриваю возможный путь подъема. Вроде – ходится.

     Антоны вернулись за полчаса до наступления темноты. Куда-либо идти уже поздно. Палатку здесь не поставишь. Выравниваем площадку. Забиваем скальные крючья. Навешиваем страховочные петли. Выкладываем коврики и расстилаем спальники. Готовимся к ночевке. Без палатки. Не снимая обвязок, пристегнгутыми к стене. Вечером небо затягивает. Если ночью пойдет ливень – мы будем мокрые. Причем насквозь. К утру температура воздуха, как всегда, понизится и нам станет совсем весело. Если начнется просто дождь – успеем накрыться тентом, но спать не получиться. Часа в два ночи – растянуло. Затем снова затянуло и с утра было пасмурно. Надежда только на солнце. Если утром оно пробьется сквозь облака, то все облака разгонит.

     Дождь не пошел. Солнце появилось.

     По провешанным с вечера веревкам пересекли кулуар, поднялись на борт кулуара и вышли на плато.

     С плато планировалось спускаться дюльфером, бросая одну веревку: закрепить веревку на станции; сдвоенную веревку через карабин прикрепить к ее концу и после спуска сдернуть сдвоенную веревку. Верхняя веревка с карабином останется на станции. Перестежка планировалась на узкой скальной полочке. Т.к. все веревки задействованы, то спускать рюкзаки не на чем. Значит спуск, а главное ПЕРЕСТЕЖКА В ВОЗДУХЕ – с рюкзаками. Весело.

     Спускаюсь первым. Стена уходит куда-то в сторону и я спускаюсь в сбодном отвесе метров в 2-х от скалы. Под моим весом веревка растягивается. По ТУ она может растягиваться на 8%-10%. 10% от 50 метров = 5 метров. Вот на 5 метров перестежка и ушла ниже планируемой полочки. Перестежка получалась непосредственно в воздухе, без опоры на узкую полочку. Весело.

     Подъезжаю к полочке. Огромный балкон вдающийся в скалу. Сверху он читается как полочка. Останавливаюсь на веревке и маятником достигаю балкона. Снимаю рюкзак и ставлю где-то рядом, так чтобы не упал. Кричу наверх, что бы следующий взял с собой локальные петли, и что можно спускаться без рюкзака.

     Следующим спускается Антон Мадонов, без рюкзака. Он уже ждет чего-то необычного. Подъехав к балкону он сразу все понял. Маятником вышел на балкон. Навесил локальную петлю. Мы оба встали на самостраховку (до того я стоял просто так) и Антон отпустил веревку. Она сразу ушла на пару метров от нас и начала полоскаться на ветру. Притягивать к себе рюкзаки нечем. Просим Южанинова спустить один рюкзак и остановить его напротив нас. Антон спускает рюкзак на всю длину веревки и не может понять, зачем его нужно поднимать. Наконец договорились. Южанинов поднял рюкзак и мы закинули на него репшнур. Притянули рюкзак к себе и закрепили вервку на локальной петле.

     Вешаем вторую веревку и видим, что она уже лежит на земле.

     Третьему человеку здесь уже не разместиться. Ухожу вниз. Без рюкзка. Вдвоем на балконе с рюкзаками не развернуться. И так чуть не сталкиваю Антона.

     Спукаюсь вниз. Приниаю рюкзаки. Антоны сдергивают первую веревку и тут же скидывают ее мне. Дюльферяет Мадонов. Забирает свой рюкзак, веревку, и убегает вниз. Спускается Южанинов. Вместе сдергиваем вторую веревку. Пока укладываем рюкзаки, чуть выше нас вытаивает камень, тонны на полторы, и проезжает мне по ноге. На пластиковых TREZETах остается неглубокая царапина. Никогда теперь не поменяю пластик на кожу.

     Спускаемся по леднику вниз. Останавливаемся прямо напротив соседнего кулуара. Того самого по которому гуляли горные козлы. Устраиваем пережор. Далее добегаем до моренного озера под ледником. Отсюда путь хорошо известен. Озеро лежит на перекрестке путей с перевалов Суллукол и 30 лет Советского альпинизма.

     К вечеру спускаемся в а/л Джайлык. Антон Южанинов тут же уезжает в Нальчик. Утром у него самолет.

     Завтра поездом уезжает Антон Мадонов.

     Все мероприятие заняло пять дней. Без непогоды, но с длительными разведками. Последующие группы, зная путь, спокойно уложаться в четыре.