Он подарил мне зеркальце и царапинку на носу...

Автор: Даша, 01.02.2010 03:00
Просмотров: 2843
(мои впечатления о походе на Южный Урал – 2010)

В поход я пошла, чтобы сбежать от реальности, забыть о прошлом, пожить в гармонии с природой, без жутких толп в метро и наконец-то с удовольствием почувствовать , что люди больше не бесят, чтобы понять, что идущий рядом парень уже не кажется маньяком и извращенцем… И просто пожить без мобильной связи, ограничивающей свободу человека.
Урал встретил нас пронизывающим ветром, трескучим морозом, метровыми залежами диетического пломбира вдоль дороги и ёлочками в свадебных белых комбинезонах-самосбросах. Я катилась по искрящемуся раздолью, вдохновлено болтая от удовольствия, то и дело врезаясь в ёлки и падая в сугробы… Правда, катилась я так недолго. Через200 метровкрепление бесшумно отделилось от лыжи. Мой руковод Игорёк обречённо вздохнул (знал ведь, кого брал в поход!), помог мне воткнуть лыжи в рюкзак, и я продолжила свой путь до приюта Таганай пешеходом… Подходя к приюту, я обнаружила на темном фоне вечернего неба сияющее, круглое, как блин, ярко-красное солнце, уходящее на ночлег… Из радостного оцепенения меня вывел пинок уже нервничающего руковода -Мы что, тут будем встречать Новый год? В приют мы до темноты все же успели.

 

Новый год встречали традиционно с салатом Оливье завхозовского приготовления. На самом деле, этот Оливье был из печенья, грецких орехов и сухофруктов, залитых сгущенкой, а назван так для того, чтобы было куда уткнуться носом после пары граненых стаканов… Несмотря на то, что я сразу всем сказала, что я не девушка, я – друг, Башкатик заявил, что когда он пьяный, то лезет целоваться, и тогда он уже не видит разницу между девушка и девушка-друг… А Игорь подарил мне маленькое карманное зеркальце. Подарок с намеком – давно ли ты себя, девица, видела в зеркальце? Хи-хи.
Проснулась я утром, как огурчик. Опять много и восхищенно болтала. Взбесила руковода и часть команды. Пошли кататься в горку, а потом с горки. С горы я неслась вихрем, не видя, куда лечу, сшибая все встречные ёлки, как на крыльях или лошадях – моих белых лыжах… Просто дело в том, что свои очки с нехилыми диоптриями я потеряла еще в первый день, в самом большом сугробе…
Моя любимая часть дня начиналась вечером, когда Игорь садился посреди палатки, брал гитару и пел про неба синь… и цвет любимых глаз… Я урчала от удовольствия! А для того, чтобы руковод играл и пел, нужно его подпитывать. С этой целью я добавляла снег в бутыль со спиртом и вместо лимончика, который как-то забыли взять, мы засунули туда веточку ёлочки, а их было вокруг сколько угодно. Так и назвали этот напиток – ёлочка. Очень по-новогоднему! Однажды Башкатик, выпив рюмочку, побледнел и испуганно закричал – Смотрите, из печки вода течет! Мы поторопились успокоить товарища, что все в порядке, ничего ниоткуда не течет. Башкатик, постепенно приходя в себя, промолвил тогда – Вот и пей после этого вашу ёлочку!
Когда Игорь пел, он становился настоящим, живым, его душа раскрывалась нам в мелодии, тембре, чарующих звуках голоса… Мне нравилось смотреть на него в эти моменты, любоваться его благородным и чистым профилем, он был прекрасен, освещенный лишь тусклым пламенем свечи, стоящей на полу, в полутьме палатки, где тени так мягко ложились и переплетались… Казалось, что это наши души, объединенные в замкнутом пространстве, собранные мистически в кружок. И тогда теплое чувство разливалось, как вино, по венам, и приходило понимание смысла всего этого похода, покой воцарялся в нашем домике и в наших душах…
В один из дней был переход через курумник. Для меня – самое ужасное испытание за весь поход. Лыжи скользили и катились с горы как по маслу, мне постоянно казалось, что вот-вот полечу в трехметровую яму между камнями. Игорь шел сзади и помогал, когда я, лежа лицом в снег, пыталась скинуть с головы тяжеленный рюкзак с намокшим набором шерстяных варежек и носков, которые мне заботливо надавала с собой бабушка… О Игорь! Ты был на высоте! Прости, я недооценивала тебя до похода…
Все-таки моя лыжа знала, когда ломаться. Второе крепление отвалилось, когда мы пошли на метеостанцию. В гору на лыжах ползти было довольно трудно. А без лыж – одно удовольствие! Я шла в гору, напевая в полный голос песенки из мюзикла Нотр дам де Пари, освещенная солнцем, и солнышко светило у меня в душе, а ветер то и дело поднимал снежные вихри, лепил из снега комки и кидался ими в меня! Мы в город изумрудный идем дорогой трудной…

 

А город изумрудный оказался деревянной избушкой, которую каким-то чудом еще не унесло в Таганай вместе со всем ее содержимым – стареньким дедком, ее хранителем… Да, ветер там был просто ураганный…
Чтобы с утра согреться, мы шутя боролись. Игорь учил нас приемам из самбо. И когда я самоотверженно полезла в бой, у Игоря сработал рефлекс самбиста. В результате я оказалась в сугробе, а надо мной нависла голова руковода с застывшим ужасом в глазах – С тобой все в порядке? После этого я обнаружила у себя пикантную царапинку ровно посередине носа… Он подарил мне зеркальце и царапинку на носу…
Поезд был в 8.30 вечера у нас с Сашками и в 8.45 у них с Игорем… Я спала в жестком кресле, укутавшись, как бомжа, во все свои флисовые кофты, чувствуя мягкое и в то же время мужественное плечо Игоря, чувствовала себя уютно, как доброе, маленькое и абсолютно счастливое животное, подставившее хозяину почесать лобик… Меня уже больше не бесили люди… А парень рядом не казался маньяком и извращенцем.))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

 

А потом мы прощались… Игорь мягко положил руку мне на плечо и просто сказал – Пока. А в глазах – бездна… Мне стало УЖАСНО грустно. Уходя, чуть не заревела. Я оставила на вокзале частичку своей души… Вот так эти 10 дней в походе помогли мне найти верного друга, который меня понимает, всегда готов придти на помощь, не бросит в трудную минуту. Он подавал мне руку помощи, когда я без сил падала в сугроб, принимал меня такой, какая я есть, со всей моей бесконечной болтовней и по-детски глупыми вопросами… А чтобы успокоить меня, он просто гладил по головке, как ребенка, и мир вокруг становился светлее…
Игорь, ты замечательный! В этом походе твоя, до этого закрытая для нас, душа раскрылась в самом прекрасном ее образе, словно вдруг маленький, прячущийся утенок превратился в прекрасного лебедя, взмахнул белыми, как у ангела, крыльями, и улетел высоко-высоко, оставив счастливыми тех, кто успел соприкоснуться с ним…
В поезде я мирно проспала весь следующий день… Мне снились ангелы…